^Наверх

в каком году немец дошел до москвы









История Второй мировой: куда дошли немцы под Москвой? До столицы оставалось 30 километров. Битва за Москву 1941-1942 гг. Историческое значение разгрома немцев под Москвой

Битва за Москву (1941-1942) – это одно из самых крупных сражений Второй мировой войны как по численности участников сторон, так и по территории, на которой оно происходило. Значение битвы огромно, Советский Союз находился на грани фактического поражения, но благодаря доблести воинов и полководческим талантам генералов битва за Москву оказалась выигранной, и был разрушен миф о непобедимости немецких войск. Где остановили немцев под Москвой? О ходе битвы, силе сторон, а также о ее итогах и последствиях далее пойдет речь в статье.

Предыстория сражения

Согласно генеральному плану немецкого командования под кодовым названием «Барбаросса, Москву предполагалось захватить через три-четыре месяца после начала войны. Однако советские войска оказывали героическое сопротивление. Одна только битва за Смоленск задержала немецкие войска на два месяца.К Москве гитлеровские солдаты подошли только к концу сентября, то есть на четвёртый месяц войны. Операция по захвату столицы СССР получила кодовое название «Тайфун, согласно ей германские войска должны были охватить Москву с севера и юга, затем окружить и захватить. Московское сражение происходило на огромной территории, которая простиралась на тысячу километров.

Силы сторон. Германия

Немецким командованием для захвата Москвы были развернуты огромные силы. В боях принимало участие 77 дивизий общей численностью более 2 млн человек. Кроме того, вермахт имел в своем распоряжении более 1700 танков и самоходных орудий, 14 тыс. орудий и минометов и около 800 самолетов. Командующим этой огромной армией являлся фельдмаршал Ф. фон Бок.

СССР

Для защиты Москвы в распоряжении Ставки ВКГ имелись силы пяти фронтов общей численностью более 1,25 млн человек. Также советские войска располагали более 1000 танков, 10 тыс. орудий и минометов и более 500 самолетами. Обороной Москвы поочередно руководили несколько выдающихся стратегов: А. М. Василевский, И. С. Конев, Г. К. Жуков.

Ход событий

Прежде чем узнать, где остановили немцев под Москвой, стоит немного поговорить о ходе военных действий в этом сражении. Его принято делить на два этапа: оборонительный (который длился с 30 сентября по 4 декабря 1941 года) и наступательный (с 5 декабря 1941-го по 20 апреля 1942 года).

Оборонительный этап

Датой начала битвы за Москву считается 30 сентября 1941 г. В этот день гитлеровцы атаковали войска Брянского фронта.Второго октября немцы перешли в наступление на вяземском направлении. Несмотря на упорное сопротивление, немецким частям удалось рассечь советские войска между городами Ржев и Вязьма, в результате чего войска фактически двух фронтов оказались в котле. Всего в окружение попало более 600 тыс. советских солдат.После поражения под Брянском рубеж обороны советским командованием был организован на Можайском направлении. Жителями города в спешном порядке готовились оборонительные сооружения: рылись окопы и траншеи, ставились противотанковые ежи.В ходе стремительного наступления германским войскам удалось захватить с 13 по 18 октября такие города, как Калуга, Малоярославец, Калинин, Можайск и вплотную подойти к советской столице. Двадцатого октября в Москве было введено осадное положение.

Москва в окружении

Еще до фактического введения осадного положения в Москве, 15 октября, ГК обороны эвакуировался из столицы в Куйбышев (современная Самара), на следующий день началась эвакуация всех госорганов, генерального штаба и т. д.Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин принял решение остаться в городе. В тот же день жителей столицы охватила паника, поползли слухи об оставлении Москвы, несколько десятков жителей города пытались срочно покинуть столицу. Только к 20 октября удалось наладить порядок. В этот день город и перешёл на осадное положение.К концу октября 1941 года бои уже шли под Москвой в Наро-Фоминске, Кубинке, Волоколамске. На Москву регулярно совершались налеты немецкой авиации, которые не наносили большого ущерба, поскольку самые ценные здания столицы были тщательно замаскированы, к тому же хорошо работали советские зенитчики. Ценою огромных потерь октябрьское наступление немецких войск было остановлено. Но они почти дошли до Москвы.Куда немцы смогли добраться? В этот печальный перечень попали пригороды Тулы, Серпухова, Наро-Фоминск, Калуга, Калинин, Можайск.

Парад на Красной площади

Воспользовавшись относительной тишиной на фронте, советское командование приняло решение о проведении военного парада на Красной площади. Целью парада было поднятие морального духа советских солдат. Дата была назначена на 7 ноября 1941 года, принимал парад С. М. Буденный, командовал парадом генерал П. А. Артемьев. В параде принимали участие стрелковые и мотострелковые части, краснофлотцы, кавалеристы, а также артиллерийские и танковые полки. С парада солдаты уходили практически сразу же на передовую, оставив позади непокоренную Москву. Куда дошли немцы? До каких городов они смогли добраться? Как красноармейцам удалось остановить стройные боевые порядки неприятеля? Пришло время узнать об этом.

Ноябрьское наступление гитлеровцев на столицу

15 ноября, после мощной артподготовки, начался новый виток наступления немцев под Москвой. Упорные бои развернулись на волоколамском и клинском направлениях. Так, за 20 дней наступления гитлеровцам удалось продвинуться на 100 км и захватить такие города, как Клин, Солнечногорск, Яхрома. Самым близким населенным пунктом к Москве, куда немцы дошли при наступлении, оказалась Ясная Поляна - имение писателя Л. Н. Толстого.До границ самой Москвы немцам оставалось около 17 км, а до стен Кремля 29. К началу декабря в результате контрудара советские части сумели выбить немцев из ранее занятых территорий в окрестностях столицы, в том числе и с Ясной Поляны.Сегодня мы знаем, куда дошли немцы под Москвой - до самых стен столицы! Но взять город они не сумели.

Наступление холодов

Как была указано выше, план «Барбаросса предусматривал захват немецкими войсками Москвы не позже октября 1941 года. В связи с этим немецкое командование не предусмотрело зимнее обмундирование для солдат. Первые ночные заморозки начались в конце октября, а впервые температура опустилась ниже нуля 4 ноября. В этот день термометр показал -8 градусов. В дальнейшем температура очень редко опускалась ниже 0 °C.К первым холодам были не готовы не только немецкие солдаты, одетые в легкую форму, но и техника, которая не была рассчитана на работу при отрицательных температурах.Холода застали солдатов, когда они находились фактически в нескольких десятках километров от Белокаменной, но их техника не заводилась на морозе, а замерзшие немцы под Москвой не хотели воевать. «Генерал Мороз в который раз поспешил на выручку русским. Где остановили немцев под Москвой? Последняя попытка немцев захвата Москвы была предпринята в ходе наступления на Наро-Фоминск 1 декабря. В ходе нескольких массированных атак немецким частям удалось на непродолжительное время вклиниться в районы Звенигорода на 5 км, Наро-Фоминска до 10 км.После переброски резерва советским войскам удалось оттеснить противника на исходные позиции. Наро-Фоминская операция считается последней проведенной советским командованием на оборонительном этапе битвы за Москву.

Итоги оборонительного этапа сражения за Москву

Советский Союз отстоял свою столицу огромной ценой. Безвозвратные потери личного состава Красной Армии в ходе оборонительного этапа составили более 500 тыс. человек. Немецкая армия на этом этапе потеряла около 145 тыс. человек. Но в ходе своего наступления на Москву немецкое командование использовало фактически все свободные резервы, которые к декабрю 1941 года были фактически истощены, что и позволило Красной Армии перейти в наступление.

Наступательный этап: советское контрнаступление под Москвой

В конце ноября, после того как стало известно из агентурных источников, что Япония не планирует нападения на Советский Союз, с Дальнего Востока к Москве были переброшены около 10 дивизий и сотни танков. Новыми дивизиями были укомплектованы войска Западного, Калининского и Юго-Западного фронтов, в результате чего к началу наступления советская группировка на московском направлении насчитывала более 1,1 млн солдат, 7700 орудий и минометов, 750 танков, а также около 1 тыс. самолетов.Однако противостояла ей группировка немецких войск, не уступающая, а даже превосходящая по численности. Количество личного состава достигало 1,7 млн человек, танков и самолетов было 1200 и 650 соответственно.Пятого и шестого декабря войска трех фронтов перешли в широкомасштабное наступление, и уже 8 декабря Гитлер отдает приказ о переходе немецких войск к обороне. 12 декабря 1941 года советскими войсками были освобождены Истра и Солнечногорск. 15 и 16 декабря были освобождены города Клин и Калинин.За десять дней наступления Красной Армии удалось отбросить врага на разных участках фронта на 80-100 км, а также создать угрозу развала немецкому фронту группы армий «Центр.Гитлер, не желая отступать, сместил генералов Браухича и Бока и назначил новым командующим армией генерала Г. фон Клюге. Однако советское наступление стремительно развивалось, и немецкое командование было не в силах его остановить. Всего за декабрь 1941 года германские войска на разных участках фронта были отброшены на 100-250 км, что означало фактически ликвидацию угрозы столице, полный разгром немцев под Москвой.В 1942 году советские войска замедлили темпы своего наступления и не сумели фактически уничтожить фронт группы армий «Центр, хотя и нанесли немецким войскам крайне тяжелое поражение.

Итог битвы за Москву

Историческое значение разгрома немцев под Москвой неоценимо для всей Второй мировой войны. В этом сражении с обеих сторон принимало участие более 3 млн человек, свыше двух тысяч самолетов и трех тысяч танков, а фронт растянулся на более чем 1000 км. За 7 месяцев битвы советские войска потеряли убитыми и пропавшими без вести более 900 тыс. человек, немецкие войска за аналогичный период потеряли более 400 тыс. человек. Важными итогами битвы за Москву (1941-1942 гг.) можно указать:
  • Разрушен немецкий план «блицкрига» - быстрой молниеносной победы, Германии пришлось готовиться к долгой изматывающей войне.
  • Перестала существовать угроза захвата Москвы.
  • Был развеян миф о несокрушимости германской армии.
  • Немецкая армия понесла серьезные потери передовых и наиболее боеспособных своих частей, которые пришлось пополнять неопытными новобранцами.
  • Советское командование приобрело колоссальный опыт для успешного ведения войны с немецкой армией.
  • После победы в московском сражении начала складываться антигитлеровская коалиция.
Вот так происходила оборона Москвы, и такие значительные результаты принес ее положительный исход.Автор:









Запрос «Оборона Москвыперенаправляется сюда; см. также другие значения.Би?тва за Москву? (Моско?вская би?тва, Би?тва под Москво?й, 30 сентября 1941 года — 20 апреля 1942 года) — боевые действия советских и немецких войск на московском направлении. Делится на 2 периода: оборонительный (30 сентября — 4 декабря 1941 года) и наступательный, который состоит из двух этапов: контрнаступления (5 декабря 1941 года — 7 января 1942 года) и наступления советских войск (7 января — 30 марта 1942 года). Непосредственно следовала за Смоленской стратегической оборонительной операцией. В германской военной истории и западной военной истории в целом битва известна как «Операция Тайфун.

Предшествующие события

Первоначальный план блицкрига (операция «Барбаросса) предполагал взятие Москвы в течение первых трёх или четырёх месяцев войны. Однако, несмотря на успехи вермахта в первые месяцы войны, усилившееся сопротивление советских войск помешало его выполнению. В частности, битва за Смоленск (10 июля — 10 сентября 1941 года) задержала немецкое наступление на Москву на 2 месяца.
Битвы за Ленинград и за Киев в сентябре оттянули обе танковые группы (2-ю и 3-ю) с московского направления, но к октябрю к ним присоединилась также 4-я танковая группа с ленинградского направления для наступления на Москву.
Таким образом, немецкое наступление на Москву началось только 30 сентября. Целью наступления являлся захват Москвы до наступления холодов.

План нападения

6 сентября 1941 года главнокомандующий вермахта Адольф Гитлер в своей Директиве № 35 приказал разгромить советские войска.
16 сентября, когда сражение за Киев близилось к концу, командование группы армий «Центр издало директиву о подготовке операции по захвату Москвы под кодовым названием «Тайфун.
Замысел операции предусматривал мощными ударами крупных группировок, сосредоточенных в районах Духовщины(3-я танковая группа), Рославля(4-я танковая группа) и Шостки(2-я танковая группа), окружить основные силы войск Красной Армии, прикрывавших столицу, и уничтожить их в районах Брянска и Вязьмы, а затем стремительно обойти Москву с севера и юга с целью её захвата.
Наступлению на Москву предшествовала детальная воздушная разведка как самого города, так и окружавшей местности. Разведывательные полёты выполняла 1-яэскадрилья дальней разведки Разведывательной авиагруппы при главнокомандующем люфтваффе (т. н.«Группы Ровеля ) — 1.(F)/ сайт .L.
  • Охрана тыла: 339-я и 707-я пехотные дивизии, 221-я, 286-я, 403-я и 454-я охранные дивизии, кавалерийская бригада СС.
Авиационная поддержка — 2-й воздушный флот генерал-фельдмаршала А. Кессельринга (для проведения операции "Тайфун" флот располагал 549 боеготовыми самолетами, включая 158 средних и пикирующих бомбардировщиков и 172 истребителя). В середине ноября 1941 года штаб 2-го воздушного флота переведён в Италию вместе со 2-м авиакорпусом, а сам А. Кессельринг назначен главнокомандующим немецкими войсками Юго-Запада (Средиземноморье—Италия). В качестве авиационной поддержки группы армий «Центр оставлен 8-й авиакорпус (генерал авиации В. фон Рихтгофен)

СССР

На Московском направлении полосу около 800 км обороняли войска Западного, Брянского, Резервного фронтов, которые насчитывали около 1,250 млн человек, более 10,5 тыс. орудий и миномётов (из них около 1200 противотанковых), 1044 танка . Кроме этого, в ходе обороны Москвы были задействованы 21 дивизия ополчения общим составом 200 тыс. человек, 14 резервных дивизий общим составом 120 тыс. человек, 6 гвардейских дивизий ВДВ, 9 дивизий, снятых из Сибири. Также — 2 танковые дивизии неполного состава, 14 отдельных танковых батальонов неполного состава. Также — авиация ПВО Москвы в составе 3 авиадивизий.
ВВС трёх советских фронтов насчитывали 568 самолётов (210 бомбардировщиков, 265 истребителей, 36 штурмовиков, 37 разведчиков) . По другим данным к началу операции "Тайфун" для защиты Москвы советские ВВС располагали 936 самолетами, включая 578 бомбардировщиков. Помимо этого уже в первые дни сражения в бой были введены 368 бомбардировщиков дальней авиации, 423 истребителя и 9 разведчиков истребительной авиации ПВО Москвы. Таким образом, силы ВВС Красной армии на московском направлении практически не уступали противнику и насчитывали 1368 самолётов.

Наступление на Москву (операция «Тайфун»)

30 сентября с переходом в наступление 2-й танковой группы, немецкое командование приступило к осуществлению операции «Тайфун. 2 октября на Московском направлении перешли в наступление главные силы группы армий «Центр.
В ходе Московской оборонительной операции были проведены: Орловско-Брянская, Вяземская, Можайско-Малоярославецкая, Калининская, Тульская, Клинско-Солнечногорская и Наро-Фоминская фронтовые оборонительные операции.
Основная статья: Орловско-Брянская операция. Брянский «котёл в октябре 1941 года.1 октября. Ставка ВГК принимает решение сформировать 1-й гвардейский стрелковый корпус из резерва для обороны Орла, однако из-за стремительного продвижения войск Г. Гудериана, по предложению назначенного командиром корпуса генерал-майора Д. Д. Лелюшенко, оборону решили организовать севернее. 2 октября 1-й гвардейский стрелковый корпус, поддержанный 6-й резервной авиагруппой Ставки и фронтовой авиацией, выдвинулся в район Мценска.
Начавшая наступление 30 сентября 2-я танковая группа Гудериана сразу достигла серьёзных успехов. Уже 3 октября части 24-го моторизованного корпуса ворвались в Орёл, преодолев около 200 км. Когда немецкая 4-я танковая дивизия ворвалась в город, по улицам ещё ходили трамваи и лежали ящики с неэвакуированным заводским оборудованием.

С учётом глубокого прорыва немецких войск вечером 5 октября. Брянскому фронту было разрешено отвести войска на вторую полосу обороны в районе Брянска и на рубеж реки Десна.
Однако уже 6 октября немецкая 17-я танковая дивизия захватила Брянск, а 18-я танковая дивизия — Карачев, окружив, таким образом, силы Брянского фронта так, что командующий фронтом А. И. Ерёменко, вынужден отдать приказ армиям фронта о бое «с перевёрнутым фронтом.
В окружение под Брянском попали силы 3-й, 13-й и 50-й советских армий: 27 дивизий, 2 танковые бригады, 19 артиллерийских полков РГК и управления 50-й, 3-й и 13-й армий Брянского фронта. Во время выхода из окружения погиб командующий 50-й армией генерал-майор М. П. Петров. При попытке выхода из окружения 13 октября сам Ерёменко был серьёзно ранен и эвакуирован в Москву специально присланным за ним самолётом.
Основная статья: Вяземская операция. Вяземский «котёл в октябре 1941 года.2 октября началось наступление остальных сил группы армий «Центр. Создав подавляющее преимущество на узких участках, немецкие войска прорвали фронт советской обороны. 4 октября были захвачены Спас-Деменск и Киров, 5 октября — Юхнов. В этот же день противник вышел в район Вязьмы.
Для флангового контрудара по наступающей группировке была создана фронтовая группа И. В. Болдина. Однако в результате танкового боя в районе южнее Холм-Жирковского советские войска потерпели поражение. 7 октября немецкие 7-я танковая дивизия 3-й танковой группы и 10-я танковая дивизия 4-й танковой группы замкнули кольцо окружения войск Западного и Резервного фронтов в районе Вязьмы. В окружение попали 4 армии РККА (19-я, 20-я, 24-я и 32-я). До 11 октября окружённые войска предпринимали попытки прорваться, только 12 октября удалось на короткое время пробить брешь, которая вскоре была вновь закрыта. Всего под Вязьмой и Брянском в плен попало более 688 тыс. советских солдат и офицеров, из окружения удалось выйти лишь около 85 тыс. . В вяземском «котле были пленены командующий 19-й армией генерал-лейтенант М. Ф. Лукин и направленный к нему на помощь бывший командующий 32-й армией генерал-майор С. В. Вишневский, погиб командующий 24-й армией генерал-майор К. И. Ракутин.
Основная статья: Можайско-Малоярославецкая операция. Неблагоприятное развитие военных действий в районе Вязьмы и Брянска создало большую опасность Москве на Можайском направлении. Для организации противотанковой обороны Ставкой ВГК в Можайск 4 октября направляется начальник артиллерии Резервного фронта генерал-майор Л. А. Говоров. 9 октября приказом Ставки ВГК создаётся Можайская линия обороны (командующий войсками генерал-лейтенант П. А. Артемьев, заместитель командующего генерал-майор Л. А. Говоров) .
В начале октября 1941 года 3-я танковая группа вермахта начала наступление в направлении Малоярославца. 5 октября был захвачен Юхнов. Удар был неожиданным для советских войск. Но начальник парашютно-десантной службы Западного фронта капитан И. Г. Старчак, командовавший отрядом десантников из нескольких сот человек, по своей инициативе занял оборону на реке Угре за Юхновым и смог сдержать головные колонны 10-й танковой дивизии 57-го моторизованного корпусавермахта, наступавшие по Варшавскому шоссе . Также 5 октября около 2 тыс. курсантов пехотного и 1,5 тыс. курсантов артиллерийского подольских училищ были сняты с занятий, подняты по тревоге и направлены на оборону на Ильинском боевом участке. Немцы были задержаны на 2 недели, которых хватило для формирования сплошной линии обороны на участках второго рубежа Можайской линии — по реке Наре .
В целях объединения руководства войсками западного направления оставшиеся войска Резервного фронта были 10 октября переданы в состав Западного фронта, командующим войсками которого в этот день был назначен генерал армии Г. К. Жуков (И. С. Конев оставлен его заместителем).
12 октября Западному фронту были подчинены войска Можайской линии обороны. Генерал-майор Л. А. Говоров в этот день был назначен командующим артиллерии фронта. Однако положение войск Западного фронта, занявших оборону на Можайской линии, оставалось исключительно тяжёлым. На фронте от Московского моря до Калуги в составе Западного фронта насчитывалось лишь около 90 тыс. чел. В этих условиях командование фронтом стремилось прочно прикрыть только важнейшие направления, ведущие к Москве: Волоколамское, Можайское, Малоярославецкое и Калужское. Войска были подчинены управлениям армий, громкое название которых не должно обманывать:
19 октября часть войск 43-й армии, действующие на верейском и боровском направлениях были подчинены штабу 33-й армии (командир бригады Д. Н. Онуприенко, с 19 октября генерал-лейтенант М. Г. Ефремов).
Уже 12 октября пала Калуга, 14 октября — Боровск, 18 октября — Можайск и Малоярославец. Противника удалось остановить только на рубеже рек Протва и Нара.
Несмотря на упорное сопротивление советских войск, к концу октября 1941 года немецким войскам 4-й армии и 4-й танковой группы удалось сбить соединения Западного фронта с Можайской линии обороны практически на всём её протяжении и постепенно оттеснять их к Москве. Бои на Можайской линии обороны продолжались в среднем 7-9 дней, а на волоколамском направлении 10-12 дней. Хотя советские войска лишились опоры в виде инженерных сооружений, на взлом линии обороны было потрачено время, которое командование Красной армии использовало для уплотнения боевых порядков оборонявших столицу войск.
Таким образом, стабилизировать оборону на дальних подступах к Москве не удалось, и бои в конце октября шли уже в 100—80 км от Москвы.
Москва, угол Большой Дорогомиловской улицы и улицы Раевского, октябрь 1941 г.Оборона строилась по принципу создания опорных узлов сопротивления, с использованием наиболее крепких зданий. Между этими рубежами оборона должна была строиться вдоль сквозных улиц с закрытием огневыми средствами и препятствиями выходов на них с других улиц. Приказом разрешалось устанавливать огневые средства в квартирах, подвальных и чердачных помещениях, переселяя людей из квартир распоряжениями райисполкомов. В короткий срок город был застроен баррикадами и противотанковыми препятствиями .
Имевший в начале декабря беседу со Сталиным генерал Владислав Сикорский в беседе с британским послом в СССР Стаффордом Криппсом констатировал: «Нет никакого сомнения в том, что русские будут продолжать борьбу вне зависимости от судьбы Москвы .
Основная статья: Калининская оборонительная операция. Тем временем, немецкая 3-я танковая группа повернула на Калинин и 14 октября взяла город. Основной задачей такого поворота было создание нового «котла силами 9-й армии и 3-й танковой группы на северном фланге группы армий «Центр.
Для прикрытия столицы с северо-запада 17 октября на базе войск правого крыла Западного фронта (22-я, 29-я, 31-я и 30-я армии) был создан Калининский фронт (генерал-полковник И. С. Конев).
Войска фронта при поддержке авиации ежедневно атаковали немцев в районе Калинина. В результате этих действий 23 октября последовала директива фон Бока о приостановке наступления через Калинин. Таким образом, энергичные удары в районе Калинина хотя и не привели к овладению городом, но сорвали выполнение основной задачи, ради которой 3-я танковая группа разворачивалась от Москвы на север.
Основная статья: Генерал Мороз. Распутица на дорогах, осень 1941.18-19 октября пошли проливные дожди. В журнале боевых действий штаба группы армий «Центр 19 октября было записано:
«В ночь с 18 на 19 октября на всем участке фронта группы армий прошли дожди. Состояние дорог настолько ухудшилось, что наступил тяжёлый кризис в снабжении войск продовольствием, боеприпасами и особенно горючим. Состояние дорог, условия погоды и местности в значительной мере задержали ход боевых операций. Главную заботу всех соединений составляет подвоз материально-технических средств и продовольствия .
Аналогичные жалобы на распутицу предъявляли советские командующие.
Только 4 ноября ударил мороз, период распутицы закончился, и увязающий в грязи транспорт перестал быть сдерживающим фактором для войск обеих сторон. Германское командование подтянуло резервы и произвело перегруппировку.
Оборона подступов к Туле была возложена на 50-ю армию (генерал-майор А. Н. Ермаков, с 22 ноября — генерал-лейтенант И. В. Болдин). Под давлением превосходящих сил противника её малочисленные войска вынуждены были отойти в северо-восточном направлении, к Туле. Соединения 3-й армии отходили на восток, к Ефремову.
Основная статья: Тульская оборонительная операция. После тяжёлых боёв в районе Мценска немецкие войска 23-24 октября продолжили наступление на Тулу. Однако выход из окружения остатков многих соединений Брянского фронта позволил Ставке восстановить фронт с затратой меньших сил из резерва и других участков фронта.
29 октября немецкие войска вышли к Туле. В течение трёх дней немецкие войска предпринимали яростные атаки с целью овладеть городом. Несмотря на то, что к Туле успела отойти только часть войск 50-й армии, они совместно с местным гарнизоном (156-й полк НКВД, 732-й зенитный артиллерийский полк ПВО) и ополченцами (Тульский рабочий полк) отстояли город. С помощью населения вокруг города были созданы три оборонительных рубежа. В итоге атаки немецкого 24-го моторизированного корпуса на Тулу 1 и 2 ноября были успешно отбиты. Предпринятые противником в первой половине ноября новые попытки захватить Тулу фронтальным ударом с юга, а также обойти её с севера были отражены советскими войсками при активном участии всего населения города.

Помощь союзников

30 октября положение под Москвой оставалось катастрофическим. Сталин обратился по радио к соотечественникам с призывом приложить максимум усилий для спасения Отечества. В тот же день Рузвельт направил Сталину телеграмму, где сообщил, что рассмотрел документы по Московской конференции и утвердил все планируемые поставки вооружений и сырья в СССР. Он распорядился осуществить их немедленно средствами американской стороны. Было предложено поставки стоимостью до одного миллиарда долларов осуществить в рамках ленд-лиза. 4 ноября Сталин в ответной телеграмме отметил, что это «решение о предоставлении беспроцентного займа на сумму 1 млрд долларов советское правительство принимает с сердечной благодарностью, как важную помощь в масштабной и труднейшей борьбе против общего врага. С этого момента СССР вошёл в список стран, получивших помощь по ленд-лизу . Тем не менее, например, с октября по декабрь 1941 года (когда Красная Армия испытывала острую нужду в боевой технике в битве под Москвой), США и Англия недодали СССР по ленд-лизу 450 самолетов и около тысячи танков. Весной 1942 г. поставка боевой техники почти полностью прекратилась. И это при том, что изначально было оговорено, что с 1 октября 1941 года США и Англия обязуются поставить СССР в течение 9 месяцев 3500 самолетов и 4500 танков .

Последний бросок на Москву

Немецкие танки атакуют советские позиции в районе Истры, 25 ноября 1941.«Остановить теперь противника на подступах к нашей столице, не пустить его, перемолоть в боях гитлеровские дивизии и корпуса… Московский узел является сейчас решающим… Пройдет ещё немного времени, и наступление врага на Москву должно будет захлебнуться. Нужно во что бы то ни стало выдерживать напряжение этих дней— Г. К. Жуков, 26.11.1941.Для возобновления наступления на Москву вермахт развернул пятьдесят одну дивизию, в том числе тринадцать танковых и семь моторизованных. По замыслу немецкого командования, группа армий «Центр должна была разбить фланговые части обороны советских войск и окружить Москву.
В Викитеке есть тексты по теме. Советское командование усилило опасные участки фронта резервами и пополнениями. Большое политическое значение имел парад на Красной площади 7 ноября 1941 года. Тем самым правительство СССР и лично И. В. Сталин продемонстрировали решимость сражаться до конца.
Москва, войска идут на фронт (Триумфальная площадь), 1 ноября 1941 г.По окончании распутицы наступление немецких войск с целью окружения Москвы возобновилось. 3-я и 4-я танковые группы Вермахта должны были, наступая на Клин и Солнечногорск, обойти город с севера, а 2-я танковая группа, наступая в обход удерживаемой частями РККА Тулы на Каширу и Коломну - с юга. Кольцо окружения планировалось сомкнуть в районе Ногинска. 4-я полевой армии Вермахта ставилась задача "сковать войска Западного фронта" в центре. Наступление на северном направлении было начато немцами 15—16 ноября, на южном - 18 ноября.
После тяжелых боев немецкая 3-я танковая армия 23 ноября захватила Клин и 24 ноября - Солнечногорск. В своих мемуарах Г.К. Жуков написал, что Сталин в те дни задал ему вопрос о возможности удержать Москву и потребовал от него "отвечать честно, как коммунист". Ответ Жукова заключался в том, что удержать Москву было можно, но для этого были срочно нужны резервы. К 27 ноября немецкая 7-я танковая дивизия смогла форсировать канал Москва-Волга (последнее крупное препятствие на пути к Москве) и закрепиться на другом берегу. Расстояние от немецких позиций до Кремля составляло менее 35 км. Однако, мощная контратака 1-ой ударной армии РККА сбила немцев с занимаемых позиций. На северо-западе от Москвы войска Вермахта заняли Красную Поляну и вышли на расстояние чуть более 29 км от Кремля. В свои полевые бинокли немецкие офицеры могли разглядеть самые большие здания советской столицы, но силы немцев - как, впрочем, и РККА - были истощены: в некоторых полках противников насчитывалось всего по 150-200 боеспособных солдат, т.е. по одной-две роты полного состава. Дальнейшему продвижению немцев на северном направлении помешал сброс вод из Истринского, Иваньковского водохранилищ и других водохранилищ канала имени Москвы, которые были взорваны 24 ноября. По воспоминаниям маршала Шапошникова: «с приближением немцев к этому рубежу водоспуски водохранилища были взорваны (по окончании переправы наших войск), в результате чего образовался водяной поток высотой до 2,5 м на протяжении до 50 км к югу от водохранилища. Попытки немцев закрыть водоспуски успехом не увенчались. Ряд населённых пунктов подверглись затоплению вместе с их жителями, которые не были эвакуированы и не были предупреждены о затоплении, ввиду сохранения особой секретности при подготовке и проведении данной акции. В состав Западного фронта были переданы 1-я Ударная армия (командующий — генерал-лейтенант Кузнецов В. И.) и 20-я армия (командующий — генерал-майор Власов А. А.), которые прикрыли разрыв между 30-й (17 ноября передана в состав Западного фронта, командующий генерал-майор Лелюшенко Д. Д.) и 16-й армиями (командующий — генерал-лейтенант Рокоссовский К. К.). В результате привлечения советских резервов противник был остановлен и вынужден перейти к обороне.

Южнее Москвы 2-ая танковая армия Вермахта предприняла попытку окружения Тулы с первоначальным темпом наступления в 5-10 км в сутки. Невысокий темп обуславливался фланговыми атаками расположенных рядом с Тулой советских 49-ой и 50-ой армий, усталостью немецких войск и отсутствием у них зимнего обмундирования. Тем не менее, Гудериан смог 22 ноября взять Сталиногорск и 26 ноября подойти к Кашире, через который проходило московское шоссе, но контрудар советских войск отбросил противника на исходные позиции. На южном направлении немцам не удалось заметно приблизиться к столице СССР.
Вследствие сильного сопротивления как на северном, так и на южном направлениях обхода Москвы 1 декабря командование группы армий «Центр предприняло попытку прямого наступления на Москву с западного направления вдоль шоссе Москва-Минск возле Наро-Фоминска (в районе Апрелевки). Это наступление поддерживалось небольшим количеством танков, хотя и было направлено против хорошо подготовленных оборонительных позиций. Встретив упорное сопротивление 1-ой гвардейской мотострелковой дивизии по фронту и контрудары 33-й армии с фланга, немецкое наступление застопорилось, и через 4 дня Вермахт был отброшен от Москвы на этом направлении контрударами 1-ой Ударной и 20-й армий. В этом наступлении непосредственно на город принимал участие 638 пехотный полк, единственное иностранное формирование Вермахта, задействованное в наступлении на Москву. Второго декабря разведвательный батальон Вермахта вышел г. Химки (рубеж моста через канал Москва-Волга и городской железнодорожной станции) - на расстояние около 30 км от московского Кремля. Это был предел немецкого наступления на Москву. По другим данным такой точкой было Бурцево — на юго-западном участке фронта . Благодаря чётко организованному взаимодействию 33-й армии генерала М. Г. Ефремова и 5-й армии генерала Л. А. Говорова попытка дальнейшего продвижения была ликвидирована. Ставка ВГК приказала, кроме переданных Западному фронту из резерва Ставки 1-й Ударной, новых 10-й и 20-й армий, включить в состав Московской зоны обороны 24-ю и 60-ю армии.
2 декабря передовые части 1-й Ударной и 20-й армий отразили все атаки противника севернее Москвы в районе Дмитрова и южнее и вынудили его прекратить наступление. 3-5 декабря 1-я Ударная и 20-я армии нанесли несколько сильных контрударов в районе Яхромы и Красной Поляны и начали теснить врага. Левофланговые дивизии 16-й армии во взаимодействии с 5-й армией отбросили противника из большой излучины р. Москвы северо-восточнее Звенигорода. Ударная группа 33-й армии, разгромив 4-5 декабря вражеские части, восстановила положение на реке Нара.

Итоги оборонительного этапа Московской битвы

В оборонительном этапе Московской битвы советские войска понесли огромные потери: 514 338 человек — безвозвратные потери и 143 941 человек — санитарные и это без учёта потерь народного ополчения, истребительных батальонов, формирований НКВД и партизан.
В ходе наступления на Москву, с октября до начала декабря 1941 года, войска группы армий «Центр потеряли более 145 тыс. чел. Её ежемесячные потери за это время не сильно превысили средний показатель предыдущего периода (до 1 октября, по немецким данным, группа потеряла 229 тыс. чел. убитыми, ранеными и пропавшими без вести). «Сражение на уничтожение под Брянском и Вязьмой обошлось войскам фон Бока в 25 тыс. чел. Самые большие потери понесли здесь пехотные соединения (так 8-й армейский корпус лишился 4077 солдат и офицеров убитыми, ранеными и пропавшими без вести).
Однако пополнение группы армий оставалось крайне неудовлетворительным. Это напрямую сказалось на боеспособности германских частей, когда войска Красной Армии перешли в контрнаступление. Потери группы армий «Центр за декабрь составили — 103600 чел. при поступившем пополнении — 40800 чел. соотношение потерь и пополнения в последующие месяцы выглядит следующим образом: январь — 144900 / 19100; февраль — 108700 / 69700; март — 79700 / 50800. Соответственно потери группы за четыре месяца составили 436,9 тыс. чел. причём невосполненная убыль солдат и офицеров достигла — 256500 чел.
В ходе оборонительного этапа Московской битвы советское командование навязало противнику «войну на истощение (когда в бой бросается «последний батальон, который должен решить исход сражения). Но если в ходе битвы все резервы немецкого командования были исчерпаны, советское командование сумело сохранить основные силы (из стратегических резервов в бой были введены только 1-я Ударная армия и 20-я армия).
Командующий немецкой 2-й танковой армией Г. Гудериан так записал своё резюме :

Наступление на Москву провалилось. Все жертвы и усилия наших доблестных войск оказались напрасными. Мы потерпели серьёзное поражение, которое из-за упрямства верховного командования повело в ближайшие недели к роковым последствиям.
В немецком наступлении наступил кризис, силы и моральный дух немецкой армии были надломлены.Ощутив перелом в ходе сражения, советское командование отдало приказ о контрнаступлении.

Советское контрнаступление под Москвой

Контрнаступление под Москвой, 5 декабря 1941-7 мая 1942В конце ноября — начале декабря советские войска получили значительные подкрепления. Когда из донесений советской разведки стало ясно, что Япония нападёт на СССР только после падения Москвы, то в октябре-ноябре десять дивизий вместе с тысячей танков и самолётов были переброшены с Дальнего Востока под Москву . По другим данным было переброшено более 18 дивизий, 1 700 танков и свыше 1 500 самолетов. В состав Западного фронта были переданы три общевойсковые армии (1-я ударная, 20-я и 10-я), девять стрелковых и две кавалерийские дивизии, восемь стрелковых, шесть танковых бригад и большое количество специальных частей. Калининский фронт и правое крыло Юго-Западного фронта также были существенно усилены. Военно-воздушные силы этих фронтов пополнились авиационными частями и соединениями Московского военного округа, 6-го истребительного корпуса противовоздушной обороны и дальней бомбардировочной авиации Главного Командования. В результате к началу контрнаступления в составе советских войск насчитывалось 1,1 млн человек, 7652 орудия и миномёта, 415 установок реактивной артиллерии, 774 танка (в том числе 222 тяжёлых и средних) и 1 тыс. самолётов. Однако в немецкой группе армий «Центр было 1 708 тыс. человек, около 13 500 орудий и миномётов, 1170 танков и 615 самолётов .
5 декабря войска Калининского фронта (генерал-полковник И. С. Конев), а 6 декабря — Западного (генерал армии Г. К. Жуков) и правого крыла Юго-Западного фронтов (маршал С. К. Тимошенко) перешли в контрнаступление.
8 декабря главнокомандующий вермахтом А. Гитлер подписал директиву № 39 о переходе к обороне на всём советско-германском фронте.
В ходе советского контрнаступления под Москвой были проведены Калининская, Клинско-Солнечногорская, Нарофоминско-Боровская, Елецкая, Тульская, Калужская и Белёвско-Козельская наступательные операции.
5 декабря является Днём воинской славы России — День начала контрнаступления советских войск против немецко-фашистских войск в битве под Москвой в 1941 году.
Основная статья: Калининская наступательная операция. В начале декабря 1941 года в районе Калинина была сосредоточена ударная группировка в составе пяти стрелковых дивизий 31-й армии и трёх стрелковых дивизий 29-й армии. Эти армии не получили в свой состав свежесформированных дивизий и вели боевые действия с поредевшими в боях за Москву соединениями.
Соединения левого фланга 29-й армии генерал-лейтенанта И. И. Масленникова (с 12 декабря — генерал-майора В. И. Швецова) перешли в наступление 5 декабря, однако не смогли прорвать оборону пехотных дивизий 9-й армии.
Войска 31-й армии генерал-майора В. А. Юшкевича после упорных трёхдневных боёв прорвали вражескую оборону, к исходу 9 декабря продвинулись на 15 км и создали угрозу тылу группировки противника в районе Калинина.
Одновременно предпринятое 30-й армией Западного фронта наступление угрожало выходом в тыл немецкой 9-й армии на калининском направлении. В ночь на 16 декабря командование 9-й армии приказало начать отступление из района Калинина. Утром 16 декабря войска 31-й и 29-й армий возобновили наступление. Город был освобождён 16 декабря.
В двадцатых числах декабря в стык 22-й и 29-й армий была введена свежая 39-я армия (генерал-лейтенанта И. И. Масленникова). К концу декабря войска Калининского фронта в полосе 39-й армии прорвали оборону противника на всю тактическую глубину. В ходе боёв 2—7 января 1942 года войска фронта на правом крыле вышли на рубеж р. Волги, в центре прорвали новую линию обороны, организованную противником по правому берегу Волги, и охватили Ржев с запада и юго-запада.
Диорама «Лобня. Наступление. 6.12.1941 (автор Е. Корнеев) в музее танка Т-34Замысел операции заключался в том, чтобы ударами 30-й армии с севера и 1-й ударной, 20-й и 16-й армий с востока рассечь основные силы немецких 3-й и 4-й танковых групп в районе Клин, Истра, Солнечногорск и создать благоприятные условия для дальнейшего развития наступления на запад.
Начавшие 6 декабря наступление войска 30-й армии (генерал-майор Д. Д. Лелюшенко) прорвали фронт оборонявшихся против них двух моторизованных дивизий противника. К исходу дня 7 декабря они продвинулись на 25 км. 1-я Ударная армия (генерал-лейтенант В. И. Кузнецов) основные усилия сосредоточила на правом фланге и в центре, в районе Яхромы.
Наиболее трудным был переход в контрнаступление 20-й (генерал-майор А. А. Власов) и 16-й армий (генерал-лейтенант К. К. Рокоссовский). Только 9 декабря начался отход противостоящих 16-й армии немецких войск в северо-западном и западном направлениях.
Основные бои на правом крыле Западного фронта развернулись вокруг Клина. Уже к вечеру 13 декабря клинская группировка противника оказалась в полуокружении. В ночь на 15 декабря части 30-й армии вошли в Клин. После завершения боёв 16 декабря 1941 года 30-я армия была передана в состав Калининского фронта.
В это время 16-я и 20-я армии продвигались на запад. На рубеже Истринского водохранилища немецкие войска пытались оказать нашим войскам серьёзное и длительное сопротивление. Вода из водохранилища была спущена, лёд опустился на несколько метров и у западного берега был покрыт слоем воды в 35—40 см. Однако 15 декабря выход двух советских фланговых группировок севернее и южнее водохранилища заставил немецкое командование быстро отступить в западном направлении. Тем самым оборона противника на рубеже Истринского водохранилища была прорвана.
11 декабря в наступление перешла 5-я армия (генерал-лейтенант Л. А. Говоров). Она обеспечила ввод в бой 2-го гвардейского кавалерийского корпуса генерал-майора Л. М. Доватора. В первый же день наступления противник был отброшен от своих позиций на северном берегу Москвы-реки. Заняты районы Колюбакино-Локотня, освобождён ряд населённых пунктов.
20 декабря немецкие войска были выбиты из Волоколамска. В этот же день правофланговые части 1-й ударной армии, развивая преследование противника, вышли к р. Ламе. Попытка 1-й Ударной, 16-й и 20-й армий сходу прорвать оборону противника существенных результатов не дала. Боевые действия на этом рубеже приняли затяжной характер.

Нарофоминско-Боровская операция

16 декабря командование Западного фронта поставило задачу на преследование противника всем армиям, входящим в его состав. Однако противник оказывал упорное сопротивление, и советским войскам приходилось буквально «вгрызаться в немецкую оборону. Тем не менее, 33-я армия (генерал-лейтенант М. Г. Ефремов) 26 декабря освободила Наро-Фоминск, 4 января — Боровск.
43-я армия (генерал-майор К. Д. Голубев) 28 декабря заняла станцию Балабаново и 2 января выбила противника из Малоярославца.

Южнее 49-я армия (генерал-лейтенант И. Г. Захаркин) 19 декабря взяла Тарусу и к концу декабря вышла на линию Малоярославец—Калуга.

Перемены в немецком командовании

Приказ Гитлера о приостановке отступления, переданный командованию группы армий 16 декабря, запрещал отход крупных соединений сухопутной армии на больших пространствах. Группе армий ставилась задача, стянув все резервы, ликвидировать прорывы и удерживать линию обороны.


…удерживать фронт до последнего солдата… Командующим, командирам и офицерам, лично воздействуя на войска, сделать все возможное, чтобы заставить их удерживать свои позиции и оказывать фанатически упорное сопротивление противнику, прорвавшемуся на флангах и в тыл. Только подобного рода тактикой можно выиграть время, которое необходимо для переброски подкреплений из Германии и с Западного фронта, о чём я уже отдал приказ. Только когда резервы прибудут на отсечные позиции, можно будет подумать об отходе на эти рубежи…— К. Рейнгард. Поворот под Москвой. Крах гитлеровской стратегии зимой 1941/42 года, 1980 «Стоп-приказ Гитлера получил противоречивую оценку. Начальник штаба 4-й немецкой армии Г. Блюментрит писал :


Гитлер верил, что он один сможет избавить свою армию от катастрофы, которая неотвратимо надвигалась под Москвой. И если говорить откровенно, он этого действительно добился. Его фанатичный приказ, обязывавший войска стойко держаться на каждой позиции и в самых неблагоприятных условиях, был, безусловно, правильным. Гитлер инстинктивно понял, что любое отступление по снегам и льду через несколько дней приведёт к распаду всего фронта, и тогда немецкую армию постигла бы та же участь, что и Великую армию Наполеона…В результате отступления от Москвы 19 декабря был отстранён от должности главнокомандующий сухопутными войсками генерал-фельдмаршал В. фон Браухич, командование армией принял на себя лично Гитлер. В тот же день генерал-фельдмаршал Ф. фон Бок был смещён с поста командующего группой армий «Центр, на его место был назначен ранее командовавший 4-й армией генерал-фельдмаршал Г. фон Клюге. Командующим немецкой 4-й армией был назначен генерал горных войск Л. Кюблер.
Основная статья: Елецкая наступательная операция. Наступление правого фланга Юго-Западного фронта началось 6 декабря ударом группы генерал-майора К. С. Москаленко (из состава 13-й армии) в обход Ельца с севера. 7 декабря в наступление южнее города перешла фронтовая конно-механизированная группа генерал-лейтенанта Ф. Я. Костенко.
После упорных боёв встреча двух подвижных групп и завершение окружения частей немецких 45-й и 134-й пехотных дивизий западнее Ельца состоялась 14 декабря. В ночь на 15 декабря командир 134-й пехотной дивизии генерал-лейтенант фон Кохенгаузен застрелился. В течение 15 декабря окружённые части двух немецких дивизий были раздроблены на несколько частей, а 16 декабря — уничтожены.
В результате операции советские войска нанесли поражение немецкой 2-й армии и освободили города Елец и Ефремов, а 25 декабря — Ливны. 24 декабря был воссоздан Брянский фронт (командующий — генерал-полковник Я. Т. Черевиченко). Ему были подчинены 3-я и 13-я армии, фронт был усилен свежей 61-й армией. Во второй половине декабря войска Брянского фронта продвинулись на 30-110 км. Однако к концу декабря они были остановлены организованным сопротивлением и контратаками противника и перешли к обороне.
Основная статья: Тульская наступательная операция. Советское командование планировало силами свежей 10-й армии (генерал-лейтенант Ф. И. Голиков) нанести мощный удар по растянутому флангу 2-й танковой армии противника, где на широком фронте оборонялась немецкая 10-я моторизованная дивизия.
Наступление 10-й армии началось 6 декабря, к утру 7 декабря был освобождён Михайлов. 1-й гвардейский кавалерийский корпус генерал-майора П. А. Белова 9 декабря освободил Венев, а к 10 декабря находился на подступах к Сталиногорску.
14 декабря наступление начала 49-я армия. За три дня боёв её войска продвинулись на 10-20 км, освободили город Алексин и захватили плацдармы на левом берегу р. Ока.
Не получившая подкреплений 50-я армия И. В. Болдина продвигалась медленнее. Только 17 декабря её войска сумели овладеть Щёкино, но к этому времени противнику уже удалось отвести свои войска в юго-западном направлении.
В итоге операции войска противника были отброшены на 130 км к западу. Одновременно были созданы предпосылки для дальнейшего развития операций в направлении Калуги и Сухиничей.
Основная статья: Калужская наступательная операция. В результате контрнаступления под Тулой целостность построения 2-й танковой армии Г. Гудериана была утрачена: основные силы армии отходили в юго-западном направлении на Орёл, в то время как левофланговый 53-й армейский корпус отходил в западном направлении. К вечеру 17 декабря разрыв между ними достиг 30 км.
По приказу командующего Западным фронтом Г. К. Жукова в составе 50-й армии была создана подвижная группа под командованием заместителя командующего армией генерал-майора В. С. Попова. Не ввязываясь в бои с противником, группа Попова к исходу 20 декабря скрытно вышла к Калуге с юга. Утром 21 декабря она захватила мост через р. Оку, ворвалась в Калугу и завязала уличные бои с гарнизоном города.
Тем временем 1-й гвардейский кавалерийский корпус вышел к Одоеву южнее Калуги. Немецкие части, сражавшиеся на шоссе Калуга—Тула, оказались глубоко охвачены с юга.
Воспользовавшись этим, обходной манёвр начали выполнять дивизии 50-й армии. Одновременно левофланговые дивизии 49-й армии нависли над калужской группировкой противника с севера.
Противник удерживал Калугу до конца. Только в ночь на 30 декабря немцы были выбиты из города и отошли к Юхнову, а 31 декабря на станцию Калуга 2 пришёл состав с новогодними подарками немецким солдатам.

Белёвско-Козельская операция

Продолжая наступление, 1-й гвардейский кавалерийский корпус 28 декабря взял Козельск.
За несколько дней до этого, 25 декабря, командующий 2-й танковой армией Г. Гудериан был смещён со своего поста и отчислен в резерв. Войска 2-й танковой армии и 2-й полевой армии были объединены в армейскую группу генерала танковых войск Р. Шмидта.
27 декабря наступление на Белёв начала советская 10-я армия. 31 декабря Белёв был освобождён. Стрелковые дивизии 10-й армии направились к Сухиничам. Здесь они столкнулись со свежей немецкой дивизией. Выбить её из Сухиничей не удалось, и она была блокирована в городе к 5 января.

Итоги декабрьского контрнаступления

Главным результатом предпринятого Красной Армией в декабре 1941 года контрнаступления является ликвидация непосредственной угрозы столице СССР — Москве. Помимо политического значения, Москва являлась крупнейшим узлом всех видов коммуникаций, потеря которого могла отрицательно сказаться на ведении боевых действий и работе промышленности.
Важным последствием советского контрнаступления стало временное лишение немецкого командования эффективных инструментов ведения войны — моторизованных корпусов. Продвижение советских войск привело к значительным потерям техники и снижению ударных возможностей немецких войск.
Советское командование расценило итоги контрнаступления таким образом, что Красная Армия вырвала у врага инициативу и создала условия для перехода в общее наступление.
Основная статья: Ржевско-Вяземская операция (1942)Ржевско-Вяземская операция проводилась с 8 января 1942 по 3 марта 1942 год и являясь составной частью стратегического наступления советских войск зимой 1941/1942. Имела целью завершить разгром немецкой группы армий «Центр (командующий — генерал-фельдмаршал. Г. фон Клюге). Несмотря на незавершённость, операция имела важное значение в ходе общего наступления Красной Армии. Советские войска отбросили противника на западном направлении на 100—250 км, завершили освобождение Московской и Тульской областей, освободили многие районы Калининской и Смоленской областей.
С 1 января по 30 марта 1942 группа армий «Центр потеряла более 330 тыс. человек.
Потери советских войск в операции, согласно официальным данным, составили 776 889 человек, из них безвозвратные 272 320, или 25,7 % от численности войск, участвовавших в операции (1 059 200) .
Командующий 16-й армией генерал-лейтенант К. К. Рокоссовский (второй слева), член Военного Совета А. А. Лобачев и писатель В. П. Ставский осматривают захваченную советскими войсками технику противника, фотография А. Капустянского.В ходе сражения немецкие войска потерпели ощутимое поражение. В результате контрнаступления и общего наступления они были отброшены на 100—250 км. Полностью были освобождены Тульская, Рязанская и Московская области, многие районы Калининской, Смоленской и Орловской областей.
В то же время силы вермахта смогли сохранить фронт и Ржевско-Вяземский плацдарм. Советским войскам не удалось разгромить группу армий «Центр. Таким образом, решение вопроса об обладании стратегической инициативой было отложено до летней кампании 1942 года.
Вопреки распространённой сегодня точке зрения, многие немецкие военные высоко оценивали боевые качества РККА.
Через месяц боёв Гальдер записывает окончательный и крайне неприятный для германского командования вывод, сделанный фельдмаршалом Браухичем: «Своеобразие страны и своеобразие характера русских придаёт кампании особую специфику. Первый серьёзный противникК тому же выводу приходит и командование группы армий «Юг: «Силы, которые нам противостоят, являются по большей части решительной массой, которая в упорстве ведения войны представляет собой нечто совершенно новое по сравнению с нашими бывшими противниками. Мы вынуждены признать, что Красная Армия является очень серьёзным противником… Русская пехота проявила неслыханное упорство прежде всего в обороне стационарных укреплённых сооружений. Даже в случае падения всех соседних сооружений некоторые ДОТы, призываемые сдаться, держались до последнего человека.
Министр пропаганды Геббельс, перед началом вторжения считавший, что «большевизм рухнет как карточный домик, уже 2 июля записывает в дневнике: «На Восточном фронте: боевые действия продолжаются. Усиленное и отчаянное сопротивление противника… У противника много убитых, мало раненых и пленных… В общем, происходят очень тяжёлые бои. О „прогулке“ не может быть и речи. Красный режим мобилизовал народ. К этому прибавляется ещё и баснословное упрямство русских. Наши солдаты еле справляются. Но до сих пор всё идет по плану. Положение не критическое, но серьёзное и требует всех усилий. Генерал Гюнтер Блюментрит:
Теперь политическим руководителям Германии важно было понять, что дни блицкрига канули в прошлое. Нам противостояла армия, по своим боевым качествам намного превосходившая все другие армии, с которыми нам когда-либо приходилось встречаться на поле боя. Но следует сказать, что и немецкая армия продемонстрировала высокую моральную стойкость в преодолении всех бедствий и опасностей, обрушившихся на неё.









Предыстория


План Барбаросса 23 августа 1939 года был заключен договор о ненападении между Германией и Советским Союзом, согласно которому исключалась любая возможность вооруженного столкновения между СССР и Третьи рейхом, а также производился раздел сфер влияния в Восточной Европе. 1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу, после чего началась Вторая мировая война. По результатам войны Польши и Германии СССР получил западную Украину и Белоруссию. СССР напал на Финляндию 30 ноября 1939 года, война завершилась 12 марта 1940 года присоединением Карельского перешейка. В 1940 году советской территорией стали Латвия, Литва, Эстония и Бессарабия (см. также Присоединение Бессарабии, Западной Белоруссии, Западной Украины и Северной Буковины к Советскому Союзу). Происходит постепенное ухудшение отношений между СССР и Германией. В 1941 году создается реальная угроза нападения Германии на СССР, при этом советское руководство считает, что нападение невозможно. 22 июня 1941 года Германия нападает на СССР. ? Хроника Великой Отечественной войны (июнь 1941 года)
Наступление Германии на СССР. С 22 июня по 9 сентября 1941 года
  • 22 июня — немецкие войска перешли западную границу СССР. в 4 утра Германия без объявления войны напала на СССР. Также войну СССР объявили союзники Германии — Италия, Румыния. Немецкие войска попытались пересечь реки Прут и Дунай, но не могли этого сделать. В Литве за первый день войны немецкая армия продвинулась на 65 км, окружила Лиепаю, вышла на литовско-латвийскую границу в районе г. Скуодаса. Начата осада крепости Брест.
  • 23 июня — в СССР объявлена военная мобилизация. Создана Ставка Главного Командования. Немцы продвинулись в Белоруссии и взяли Пружаны, Ружаны, Кобрин. Взят Каунас.
  • 24 июня — немцы дошли до Укмерге в восточной Литве. Взят Вильнюс.
  • 25 июня — Финляндия объявила войну СССР. Финские войска пересекли советско-финскую границу в районе Карельского перешейка.
  • 26 июня — немцы заняли Молодечно, Воложин, Радошковичи. Выход на подступы к Минску (столице БССР). В Прибалтика заняты Шяуляй и Даугавпилс.
  • 27 июня — потеря Белостока, попадание советских войск в окружение.
  • 28 июня — захват немцами Минска. Попадание советских армией в окружение, бои длились до 8 июля.
  • 30 июня — взята Брестская крепость после 8 дней сражения за нее. Заняты Рига, Львов.
  • 1 декабря — попытка наступления на Наро-Фоминск. Взято Бурцево — самый близкий к Москве населенный пункт (в 30 км от МКАД) со стороны юго-западного направления фронта.
  • 5 декабря — занят г. Елец (Липецкая обл.).
  • 5-6 декабря — началось контрнаступление Красной Армии под Москвой.
  • 16 декабря — остановлено наступление немцев на Тулу для создания невозможности обхода Москвы с юга.
  • Проведено контрнаступление советских войск под Москвой. Немцы отброшены от Москвы. Провал плана «Барбаросса» и стратегии Блицкрига.

Легион ваффен-СС «Шарлемань, 638-й «Французкий пехотный полк, воевавший на территории СССР с 1941 года

Помощь Германии со стороны союзников

Немецким войскам в наступлении на советскую территорию помогали войска Румынии, Италии, Венгрии, Словакии, Финляндии, добровольческие соединения из ряда стран Европы, официально не воевавших с СССР. Основную роль в наступлении играли войска Третьего рейха, войска союзников Третьего рейха играли второстепенную роль. Так, например, при участии немцев и финнов был захвачен Петрозаводск.

Мнения

В целом уже можно сказать, что задача разгрома главных сил русской сухопутной армии перед Западной Двиной и Днепром выполнена… Поэтому не будет преувеличением сказать, что кампания против России выиграна в течение 14 дней. Конечно, она ещё не закончена. Огромная протяженность территории и упорное сопротивление противника, использующего все средства, будут сковывать наши силы ещё в течение многих недель. …Когда мы форсируем Западную Двину и Днепр, то речь пойдёт не столько о разгроме вооружённых сил противника, сколько о том, чтобы забрать у противника его промышленные районы и не дать ему возможности, используя гигантскую мощь своей индустрии и неисчерпаемые людские ресурсы, создать новые вооружённые силы. Как только война на востоке перейдёт из фазы разгрома вооружённых сил противника в фазу экономического подавления противника, на первый план снова выступят дальнейшие задачи войны против Англии… — Франц Гальдер (начальник германского Генштаба) 3 июля 1941 года<… Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами. — В. М. Молотов, 22 июня 1941 года. Поскольку СССР и Германия сцепились в смертельной схватке… Государственная мудрость требует от США остаться посторонним, внимательным наблюдателем, но вооруженным до зубов. — Г. Гувер, июнь 1941 года









Докуда дошли фашисты в СССР (карта)?

Leona-100
4 года назад


4
4 года назад


На 1942 год на карте показано максимальное продвижение фашистских войск в глубь Советского Союза. В масштабе Советского Союза - это маленькая часть, но какие были жертвы на оккупированных территориях.

Если присмотреться, то на севере немцы остановились в районе нынешней Республики Карелия, далее Ленинград, Калинин, Москва, Воронеж, Сталинград. На юге дошли до района города Грозный. В двух словах этого не опишешь.

система выбрала этот ответ лучшим
комментировать
ни к
11 месяцев назад


Немцы сумели неожиданно напасть на Советский Союз, так что за 1 день преодолели большие расстояния. Но после того, как СССР начало оборону, немцы встретили сильный отпор, когда добрались до Москвы.

Известно, что немцам удалось пройти на Кавказ, дойти до Волги, но после решающей битвы в Сталинграде их силы отбросили обратно в Курск. После этого нацисты начали отступление. На севере они дошли до Архангельска.

Вот карта границ наступления нацистской Германии в СССР:

комментировать
ynka
2 года назад


Немцы довольно сильно продвинулись вглубь территории Советского Союза. Но так и не сумели взять стратегически важные города: ни Москва, ни Ленинград так и не покорились. В ленинградском направлении они были остановлены в районе города Тихвин. На калининском направлении - около села Медное. Под Сталинградом дошли до Волги, последний форпост - поселок Купоросное. На западном фронте в районе города Ржев немцев удалось выбить ценой неимоверных усилий (вспомним знаменитое стихотворение Твардовского "Я убит подо Ржевом"). Также неистово сражались они за Кавказ, который имел стратегическое значение - выход к Каспийскому морю и в Персидский залив. Остановлены были в районе города Майкоп.

комментировать










Почему на самом деле немцы не взяли Москву в 1941?

Теги: ВОВ, Москва, 1941-й год


Почему на самом деле немцы не взяли Москву в 1941?К концу ноября 1941 года немцы практически окружили Москву, но взять ее не смогли, как будто Сталин воздвиг вокруг нее, какую-то невидимую стену. Искандер Кузеев. К концу ноября 1941 года немцы практически окружили Москву. На западе были взяты Можайск, Нарофоминск, Малоярославец. С юга наступала 2-я танковая армия Гудериана. 53-й армейский корпус двигался к Серпухову, окружая с севера Тулу, на подступах к которой стояла дивизия Штеммермана. 17-я бронетанковая дивизия 24-го корпуса выдвигалась к Кашире, а войска 47-го корпуса вели бои на подступах к Рязани.Уже под парами стоял литерный состав, готовый отвезти Сталина на безопасное расстояние от фронта в Куйбышев. Гудериан получает приказ двигаться в направлении Горького, замыкая кольцо окружения вокруг Москвы с юга в районе Петушков. Однако когда он подошел к Коломне, наступление захлебнулось.И что странно: еще не подошли к Москве сибирские дивизии, а Сталин уже перебрасывает войска с севера Подмосковья на юг. Хотя только что командующий Западным фронтом Георгий Жуков просил Верховного о подкреплениях на севере, на линии Крюково-Рогачево.При этом на севере Подмосковья, несмотря на оголенный фронт, никакого движения не происходит. Группой армий «Центр под командованием фельдмаршала фон Бока давно взят Калинин, стоит сорокаградусный мороз, свободен ледяной покров Московского моря (Иваньковское водохранилище), никаких войск на противоположной стороне Волги у Калининского фронта практически нет.Войска фон Бока стоят на линии Клин-Рогачево-Дмитров и дальше не двигаются. Стоят как заколдованные, несмотря на то, что боестолкновения происходят только в двух точках: у деревни Крюково (Зеленоград) и около Яхромы, где танковым армиям противостоит лишь отдельный бронепоезд №73 войск НКВД и бойцы 20-й армии генерала Власова.На Волоколамском направлении немцами преодолен рубеж Дубосеково, но танковые дивизии 46-го корпуса тоже не идут к Москве по Волоколамскому шоссе! Тяжелая артиллерия 2-й бронетанковой дивизии 4-й армии вермахта стоит в Красной Горке (22 км от Кремля). Артиллеристы рассматривают в бинокль центр столицы, но дальше тоже не двигаются, хотя никакого фронта уже нет. Местные жители спокойно идут в сторону Москвы, садятся в автобус у лианозовских бараков Кропивницкого (станцию метро «Алтуфьево еще не построили) и едут в центр – сообщать о тяжелых орудиях противника, направленных на Кремль.Сталин, кстати, к концу ноября уже не думает о переезде в Куйбышев, за Волгу.Стена Сталина. Есть во всей этой ситуации что-то мистическое. Словно Сталин выстроил какую-то непроходимую стену на северо-западе Подмосковья. Но «стена эта была настолько секретной, что до сих пор в официальной советской историографии о ней нет ни слова. Возникла она чуть ли не мгновенно. Потому что случайные появления солдат противника на территории Москвы все же происходили.– Наше здание находится на самой высокой точке холма у 8-го шлюза канала, откуда видно далеко вокруг, – рассказывает ветеран управления канала «Москва-Волга (сейчас – ФГУП «Канал имени Москвы) Валентин Барковский. – Помню, сотрудники, работавшие еще с войны и дежурившие тогда на крыше, рассказывали, как немецкий танк остановился на Сходненской улице, на Западном мосту через Деривационный канал (между нынешними станциями метро «Тушинская и «Сходненская. – И.К.). Открылся люк, из которого выглянул офицер вермахта с полевым блокнотом, огляделся вокруг, что-то записал в блокноте и уехал в сторону Алешкинского леса.Другое появление немцев в Москве – 30 мотоциклистов в километре от станции метро «Сокол. Мотоциклисты ехали по Ленинградскому шоссе. Два пулеметчика на мосту, названном позже мостом Победы, приняли неравный бой и остановили нападавших.– Ехали мотоциклисты со стороны Химок, – вспоминает тот эпизод Валентин Барковский. – Предыдущий мост (через канал) они миновали благополучно (погода была нелетная, и замерзшие солдаты гоняли мяч на берегу канала).Но как тот единственный взвод попал туда, если фронт держался у деревни Крюково? Случайно прорвались сквозь какую-то «стену, возникшую на пути 5-го бронетанкового корпуса СС, подходившего к Москве по Волоколамскому шоссе после боев у разъезда Дубосеково?Стена действительно возникла моментально. То была стена из… воды. Потоки воды из Истринского водохранилища, смывшие не только наступавшие танки и пехоту 52-й армии, но и многочисленные деревни вдоль реки Истры, густонаселенные кварталы на окраине города Истра, в поселке Павловская Слобода. На бревнышки разлетались хрупкие крестьянские избушки, унося с потоком стариков, женщин и младенцев. Разлетались в щепки рабочие бараки в Павловской слободе. Чудом уцелевшие домики оказались затопленными водой с густой ледяной крошкой и осколками больших льдин.Ужасная картина не вошла в опубликованные мемуары советских военачальников. Подробности остались лишь в единственном секретном издании «Разгром немецких войск под Москвой под общей редакцией маршала Шапошникова, подготовленного Генштабом Красной армии и выпущенный Воениздатом НКО СССР в 1943 году. В послевоенные годы гриф «секретно был снят и заменен на другой – «для служебного пользования. Секретное издание пролежало в спецхране до 2006 года.Вот скупые описания возведения «стены. Пишет маршал Шапошников: «24 ноября немцы вплотную подошли к рубежу Истринское водохранилище, река Истра. С приближением немцев к этому рубежу водоспуски водохранилища были взорваны (по окончании переправы наших войск), в результате чего образовался водяной поток высотой до 2,5 м на протяжении до 50 км к югу от водохранилища. Попытки немцев закрыть водоспуски успехом не увенчались.Вероятно, танки на Сходненской и взвод на Ленинградке – как раз те, кто успел проскочить до взрыва плотины.Маршал Шапошников поскромничал насчет высоты водного потока. Уровень Истринского водохранилища – 168 м над уровнем моря. Течение реки Истры за плотиной находится на урезе в 143 метра, в Павловской Слободе – 134 метра. Напор огромного объема воды шел, как пишет Шапошников, на 50 километров, то есть до Москвы-реки (уровень которой при впадении Истры, чуть выше Рублевской плотины, составляет 124 метра). Таким образом, высота потока, смывавшего все на своем пути, составляла не менее 25 метров (заряд был заложен в основание водоспусков, затронув и так называемый мертвый объем, который остается в водохранилище при плановых весенних сбросах паводковых вод). Если учитывать падение потока до Москвы-реки, суммарный напор достигает сорока метров.Но взрыв плотины имени Куйбышева (так называется плотина Истринского гидроузла) все же не объясняет стояние немцев к северу от Москвы, когда все резервы Ставки были брошены на юг, против армии Гудериана. Скудные сведения о событиях, последовавших за взрывом 24 ноября на Истре, упоминавшиеся в той же книге под редакцией маршала Шапошникова, исследования немногочисленных энтузиастов (Валентин Барковский, Михаил Архипов), свидетельства оставшихся в живых очевидцев позволяют составить из мозаичных осколков более или менее стройную картину происходившего.Выглядит она примерно так.Затопить вместе с населением– Товарищ Сталин, фон Бок наступает по всему фронту. Взят Калинин, Клин. Танки – в Рогачеве, мы оставили Яхрому! – докладывает Верховному командующий Западным фронтом Георгий Жуков. – Сибирские дивизии подойдут к Загорску (Сергиев Посад. – И.К.) только через неделю. Еще столько же времени уйдет на их развертывание по фронту. На Западном фронте срочно нужны пополнения.– Успокойся, товарищ Жуков! – ласково говорит Верховный главнокомандующий. – Вот тебе в подкрепление два бойца! Знакомьтесь: товарищ Федоров, товарищ Фрадкин. Ладно, вот тебе, товарищ Жуков, еще один боец – товарищ Жданов. Почти что наш ленинградский полководец. Только на этот раз Владимир Сергеевич.Жуков стоял, ничего не понимая и не зная, как реагировать на шутку Верховного. Но Сталин не шутил. Он вызвал к себе начальника Иваньковской ГЭС Георгия Федорова, главного энергетика канала «Москва-Волга Бориса Фрадкина и главного инженера Владимира Жданова.– Если быстро сбросить воду Иваньковского водохранилища, лед будет проламываться и ледяная поверхность будет непроходимой не только для танков, но и для пехоты противника! – начал докладывать Федоров. – Вода уйдет быстро. Напор – 12 метров. У Калинина – 124 метра, ниже плотины – 112.– Сбрасывая воду с подмосковных водохранилищ – Икшинского, Пестовского, Пяловского, Пироговского, Клязьминьского, Химкинского, мы таким же образом взломаем ледяной покров по всему зеркалу воды и обеспечим непроходимую для противника полосу от Дмитрова до северной границы Москвы, – поддержал коллегу Жданов.– Куда будете сбрасывать воду? В Москву? – со зловещим прищуром оборвал его Верховный.– У нас есть Яхромский водосброс. На реке Волгуше, это приток Яхромы, – подходя к карте, объясняет Жданов. – Если открыть тут заслонки, вода пойдет в пойму Яхромы. Напор еще больше, чем на Волге. Уровень водохранилищ – 162 метра, а в долине Яхромы – 117. Но здесь, правда, стоят еще две плотины: Яхромского гидроузла, Икшинского…– Плотины работают на подъем волжской воды. К сожалению, связь с нижним бьефом – только через насосы водоподъема, – вступает в разговор Борис Фрадкин. – Но если мы откроем заслонки, насосы будут работать в генераторном режиме, пропуская воду в обратном направлении. Вода пойдет вниз из водохранилища, возвращая в энергосистему электроэнергию, затраченную на их подъем. Если открыть сразу обе створки четырех шлюзов, поток усилится.– Так вода уйдет в Яхрому? Значит, река разольется и будет берьером для танков фон Бока? – улыбаясь в усы, Сталин подходит к карте. – А вот у Иваньковской плотины канал пересекает еще одна река – Сестра, так? Можем мы воду из Иваньковского водохранилища направить туда? Чтобы немцы не прошли дальше Рогачева?– Река Сестра проходит в трубе под каналом и впадает в Волгу ниже Иваньковской плотины, – вновь вступают в разговор Фрадкин и Жданов. – В канале есть донные отверстия, предусмотренные для осушения канала между заградворотами, в ремонтных целях. Если запереть трубу и открыть донные отверстия, вода поднимется, дойдет до Рогачева и затопит все пространство от Иваньковского водохранилища до Яхромы. Но затворы есть только в западной части трубы.– Сколько времени потребуется, чтобы поставить новые затворы? – спрашивает Сталин.– Если напрячь все имеющиеся силы и нам будет оказана помощь со стороны инженерного управления фронта, за неделю, думаю, управимся, – предполагает Жданов.– Через два дня все должно быть готово! – говорит Сталин. – Предупреждаю: вся операция должна проводиться в обстановке строгой секретности. О ней должны знать только те, кого она касается напрямую. Непосредственные исполнители не должны быть информированы о целях операции.– Но, товарищ Сталин, – перебивает Верховного командующий Западным фронтом. – Мы же должны эвакуировать население из зоны затопления!– Чтобы информация просочилась к немцам? И чтобы они послали к тебе свою разведроту? Это война, товарищ Жуков! Мы сражаемся за победу любой ценой! Я уже отдал приказ взорвать Истринскую плотину. Даже свою дачу в Зубатове не пожалел. Ее тоже могло волной накрыть.Почему на самом деле немцы не взяли Москву в 1941?Спасенные и спаситель. Операция действительно проходила в обстановке строгой секретности. Вот что рассказывает потомственный житель поселка Фабрики 1-го Мая под Дмитровым Алексей Корнилов.– Наш поселок построен для работников местного торфопредприятия. Хилые щитовые дома, жители которых в момент наступления немцев спрятались в единственном кирпичном сооружении – в подвалах картофелехранилища.Алексей Корнилов ведет рассказ, который в детстве ему передала бабушка Пелагея Ивановна.Приоткрыв дверь картофелехранилища, щуплый голубоглазый мальчишка в немецкой форме и с фонариком в руке с удивлением оглядел женщин с детьми, спрятавшихся в подвале чудом уцелевшей «высотки, по которой до этого нещадно била немецкая артиллерия.– Хохе! Хохе! Фойер! – размахивая руками в сторону высокой трубы картофелехранилища и нещадно жестикулируя, объяснял мальчишка перепуганным бабам их опасное положение. Мол, высокое сооружение, опасно, по нему стреляют. И продолжал: – Ватер! Ватер! Капут!Выглянувшие из картофелехранилища женщины не поверили своим глазам. В разгар сорокаградусной зимы на протоках торфоразработок в пойме Яхромы разыгралось половодье. Бурные потоки с разломанными льдинами затопляли все вокруг.– По всем протокам вода поднималась все выше, – вспоминала бабушка Алексея Корнилова. – Еще мгновение, ледяная вода пошла бы в подвал картофелехранилища.Женщины с нехитрой поклажей, с детьми на руках выбирались из подвалов картофелехранилища, поднимаясь на насыпь дороги, что вела в сторону Дмитрова. О том, чтобы вернуться в свои дома, которые постепенно скрывались под водой, не могло быть и речи. В это время начался обстрел со стороны канала. Кто-то из женщин соорудил белый флаг из куска простыни (чтобы свои не подстрелили). Немцы торопились уйти на линию своих укреплений на противоположном берегу разливающейся Яхромы.– Идти было тяжело. Бабушка шла с двумя детьми, третий – еще ребенок (моя мама) – на руках, – продолжает свой рассказ Алексей Корнилов. – Бабушка остановилась и решила разгрузить свою поклажу. Вспомнила летние башмачки у того мальчишки, который спас им жизнь, подбежала и отдала ему пару валенок.– Данке, муттер! – прокричал уходящий из-под обстрела молодой белобрысый солдат.Жители многих сел и поселков в долине Яхромы и Сестры вспоминать подобные истории уже не могут. Потому что вспоминать некому. Многие деревни были затоплены полностью. Особенно те, которые расположены в пойме Яхромы – между многочисленными протоками мелких каналов местных торфопредприятий. Некоторым, правда, повезло. Жителей Лугового поселка спасли стены и башни старинного Николо-Пешношского монастыря (там сейчас размещается психоневрологический интернат №3 г. Москвы).Название села Усть-Пристань, стоящего на самом берегу «стрелки, в месте впадения Яхромы в Сестру, говорит о судоходном прошлом этих рек. Об этом вспоминает Галина Сиднева.– Раньше жители и нашего села, и многих окрестных лесных сел занимались судоходным промыслом, – начинает, не спеша, Галина Михайловна. – Работали на мельницах, на старых деревянных шлюзах, доходивших до Сенежского озера, до Екатерининского канала, соединявшего Волгу с бассейном Москвы-реки. Когда река оказалась запертой трубой под новым каналом, по трубе даже на лодках стало трудно проезжать. Так что к войне у многих и лодок не было.Сама Галина Михайловна уцелела после той сталинской операции, так как оказалась в другой деревне, которая не вошла в зону затопления.Ее двоюродный брат Василий Сиднев тоже пережил войну. Служил в отряде зенитчиков в Лианозове.– О страшном затоплении мне многие рассказывали, – вспоминает Василий Иванович. – Но приговаривали, что это – военная тайна.– А чем вы занимались в Лианозове? – спрашиваю я.– Ловили парашютистов. Очень много было диверсантов, которые пробирались пешком.– Как пешком? Через линию фронта?– Да не было здесь никакой линии фронта. Немец с крупнокалиберной артиллерией на Красной Горке стоит, а мы на другом берегу – с одним пулеметным расчетом.Как бы то ни было, ценою многочисленных жертв среди мирного населения в десятках поселков и деревень Сталину удалось многое. Ему удалось, не обладая никакими резервами, сократить зону боестолкновений на Западном фронте практически до двух небольших точек – у деревни Крюково и на Перемиловских высотах, где немцев, пытавшихся прорваться через канал, сдерживал случайно оказавшийся там отдельный бронепоезд №73 войск НКВД. Бронепоезд шел из Загорска к Красной Горке (где уже выставлялась дальнобойная артиллерия, направленная на Москву), но застрял у станции Яхрома после взрыва моста через канал. Пока не была сформирована 1-я ударная армия Кузнецова, немцев на Перемиловских высотах (между Яхромой и Дмитровым) сдерживали бойцы 20-й армии под командованием генерала Андрея Власова. А монумент на Перемиловских высотах – единственный в России, где выбито имя этого генерала, который после окружения 2-й ударной армии Волховского фронта повернул оружие против Сталина.По данным исследователя Михаила Архипова, в результате сброса вод Иваньковского водохранилища подъем уровня Яхромы составил четыре метра, а уровень Сестры поднялся на целых шесть метров. В таком случае в зоне затопления оказывалось более тридцати деревень и множество мелких населенных пунктов торфопредприятий, дома которых стояли непосредственно на урезе вод. Если вспомнить, что высота крестьянской избы с крышей не превышает четырех метров, а все вокруг было покрыто ледяной водой с осколками мелкого льда, то легко представить себе количество жертв. Не меньше (если не больше) их было и после взрыва плотины имени Куйбышева на Истринском водохранилище. Впрочем, другой исследователь, Вален­тин Бар­ковский, считает, что зона затопления реки Сестры могла быть гораздо меньшей. Слишком мало было времени, чтобы сварить заслонки на Восточном портале трубы под каналом. Возможно, наспех сваренные щиты не выдержали напора волжской воды, и потоки, сбрасываемые из канала через заслонки, сразу уходили в Волгу. Поэтому и многие деревенские дома на берегу уцелели.Об исполнении доложено. К сожалению, технические архивы канала не сохранились. Были уничтожены в эвакуации, в Ульяновске, при загадочных обстоятельствах. Известно лишь, что руководители Большеволжского участка канала Василий Некрасов и Яхромского Дмитрий Агафонов отчитались по инстанции о выполнении задания. Если что-то и не получилось, могли об этом умалчивать (результат невыполнения указаний Верховного предсказуем). Одно можно сказать точно: водосброс через Яхрому позволил понизить уровень и взломать лед на всех шести подмосковных водохранилищах (так же, как и на Иваньковском).Независимо от точки подъема на трубе под каналом, последствия затопления были чудовищными. Как во время памятного весеннего паводка на Лене (когда был затоплен город Ленск), с той лишь разницей, что все происходило в сорокаградусный мороз.– Люди могли гибнуть, даже если дом чуть подтоплен, – говорит профессор-реаниматолог Фарит Галеев. – Стоит человеку в сорокаградусный мороз полчаса простоять по колено в воде, он уже труп.Когда я беседую на эту тему с профессиональными военными, мне часто говорят, что педалировать тему гибели гражданского населения не имеет смысла. Мол, гибель мирного населения неизбежна. Из 27 миллионов жертв войны почти две трети находятся за пределами штатной численности РККА. Штурм любого села – это артобстрел, в котором гибнут прежде всего жители этого села.Смерть без шлюзов. Когда я пытался выяснить зону затопления (и ориентировочное количество жертв) у старых жителей села Карманова, расположенного на реке Сестре, они обратили мое внимание на совершенно другие жертвы.– Видите тот холм? Там просто скелеты внавалку! – мне показывают на небольшой холмик на берегу Сестры. – Там лежат каналармейцы.– Красноармейцы?– Нет, каналармейцы!Жертв строительства этого канала, построенного незадолго до Великой Отечественной, вполне можно причислить к жертвам обороны Москвы. Тем более, что число погибших здесь на порядок превышает количество жертв сталинских затоплений осени 1941 года. Историки оценивают количество погибших каналармейцев как минимум в 700 тысяч человек (многие придерживаются оценок в полтора миллиона).Жизнь заключенного «на общих работах редко продолжалась более шести месяцев. Каждый лагерь, каждая «подкомандировка (как в том же Карманове на берегу Сестры) окружена огромными рвами с могилами погибших зэков. Выжить могли только «козлы (сотрудничавшие с администрацией и пролезшие на административные должности), стукачи и «придурки. Так называли тех, кто устроился на хлеборезку, кухню, на должность киномеханика. Или музыкантом в оркестр. В новом документальном фильме «Из воды и водою, или частная тюрьма для воды (режиссер – Антон Васильев) есть потрясающий кадр: умирающие зэки бегут с тачками, а на парапете строящегося шлюза играет духовой оркестр – чтобы веселее было умирать. И названия сохранившихся поселков соответствовали темпам гибели от изнурительного труда: Темпы, Соревнование, Каналстрой, Трудовая-Северная…В Москве массовые захоронения находятся там, где больше всего погибало зэков: вокруг шлюзов канала «Москва-Волга. Мало кому известные захоронения расположены в Нижних Мневниках, у 9-го шлюза (за нынешним рестораном «Ермак), в парке «Покровское-Глебово, между 7-м и 8-м шлюзами, на берегу речки Химки.На строительстве 10-го шлюза, в Перерве, было два отдельных лагеря: один – для священников, другой – для «шпионов, в основном сотрудников Коминтерна. Лагерь для «шпионов располагался на нынешней улице Гурьянова (неподалеку от дома, взорванного осенью в 1999-го). Второй – для священников – ниже по течению, на другом берегу Москвы-реки, у восточного входа в парк «Коломенское. Хоронили зэков на нынешней Коломенской набережной, у верхних ворот 10-го шлюза. Впрочем, погибающих было так много, что все окрестные рвы в Коломенском были заняты трупами. Речники рассказывают, что после каждого весеннего водосброса скелеты зэков можно увидеть на обнажающихся склонах парка «Коломенское.Жители подмосковного поселка Летчик-Испытатель (около 6-го шлюза) рассказывают, как прошлым летом «новые русские, завладев бывшим колхозным полем с могильным курганом, по ночам тайно хоронили трупы, обнаруженные при строительстве фундаментов под коттеджи.Через два года после начала строительства канала был издан приказ №359 от 03.07.1934 по Дмитлагу (так назывались подразделение ГУЛАГа, в ведении которого находился «Волгострой, позднее переименованный в «Каналстрой). Вот что там написано по этому поводу: «Вопросу отвода участков под захоронения со стороны начальников строительных районов и участков не уделяется должного внимания, участки под кладбища занимаются произвольно, без учета охранной зоны канала и расположения водоисточников, кладбища не окопаны, не обнесены изгородью, захоронения трупов производятся небрежно, особенно в зимнее время.В приказе говорилось, в частности, о захоронениях в Южном строительном районе на Никольском и Щукинском участках. Речь идет о шлюзах №7 и №8. Никольский участок – это район нынешнего Никольского тупика (дамба через речку Химку у 7-го шлюза), а Щукинский – участок у 8-го шлюза (бывшая деревня Щукино, располагавшаяся на месте нынешнего жилищного комплекса «Алые паруса).Приказом №359 было предписано «в месячный срок оформить захоронения, выполняя их, по возможности, на гражданских кладбищах, а самостоятельные кладбища открывать только в крайних случаях, согласовывая их с начальниками санитарных отделений лагерей и гражданскими органами санитарного надзора. Однако умирающих зэков было так много, что ни о каких «гражданских кладбищах не могло быть и речи. Тогда возникла и другая практика (позднее воспроизведенная при строительстве таджиками модных элитных новостроек – о чем говорилось в том же фильме «Из воды и водою, или частная тюрьма для воды): погибающих и умиравших зэков замуровывали в бетонные основания шлюзов. Естественно, и случайно упавших со строительных лесов никто не поднимал. Медленно погибали, затягиваемые жидким бетоном (в литературе описан подобный случай на строительстве шлюза №3 в Яхроме).О том, что это отнюдь не досужие байки, говорят свидетельства строителей, недавно прокладывавших две новые нитки тоннелей Волоколамского шоссе под каналом между 7-м и 8-м шлюзами и строивших транспортную развязку на пересечении улицы Свободы и Волоколамского шоссе. Они сталкивались и с огромными рвами, внавалку заполненными скелетами (при строительстве опор эстакады), и с замурованными в основание канала трупами (при строительстве новых тоннелей под каналом).Когда, зная обо всем этом, едешь по тоннелю, углубляющемуся с каждым зигзагом, кажется, что тоннель спускается в ад.Потоп, которого не было. Справедливости ради надо сказать, что затопление населенных пунктов в Подмосковье было не единственным в истории Второй мировой. Другой случай представлен в киноэпопее «Осво­бождение Юрия Озерова. Как бы ни относиться к этому пропагандистскому творению, одна из финальных сцен этого фильма просто потрясает. Та сцена, в которой по указанию агонизирующего фюрера были открыты заслонки шлюзов на Шпрее, чтобы русские разведроты не добрались до подвалов рейхсканцелярии.Вода сквозь открытые заслонки устремилась по тоннелям метро и городских электричек, затопляя на своем пути все станции, которые использовались жителями Берлина в качестве бомбоубежищ. В фильме мы видим подземную станцию городской электрички (S-бана) «Унтер-ден-Линден в непосредственной близости от Рейхстага. Вода, хлынувшая по тоннелям, стремительно прибывает, а недавние враги – советские и немецкие солдаты – вместе спасают раненых и, выстраивая оцепление, выводят из затопленной станции женщин и детей (именно в этом эпизоде гибнет под водой один из главных героев фильма в исполнении Николая Олялина).Еще худшая участь ждала Москву. Если бы с запасных путей станции Москва-Рязанская-товарная ушел спецпоезд в Куйбышев (Самару) с единственным пассажиром и его челядью, в Москве с приходом противника взорвали бы Химкинскую плотину, которая отделяет акваторию Химкинского водохранилища от вытекающей из него через парк «Покровское-Глебово речки Химки. Уровень водохранилища – 162 метра, уровень Москвы-реки в центре Москвы – 120 метров. Сорокаметровый напор с объемом воды шести водохранилищ от Москвы до Икши смел бы все на своем пути, уничтожая все здания и сооружения вместе с их обитателями на протяжении десятков километров.– Мы с вами сидим на третьем этаже в здании на самой высокой точке холма, – рассказывает бывший начальник управления Канала им. Москвы Иван Родионов. – Расчеты показывают, что поток воды дошел бы здесь до уровня третьего этажа, а верхние этажи многих высотных зданий в центре Москвы стоят на гораздо низшей отметке.– А Кремль?Родионов только разводит руками.После войны идею затопления столицы России стали приписывать Гитлеру. У московского драматурга и режиссера Андрея Вишневского появилась даже пьеса «Moskauersee о жизни в послевоенной Москве (на озере, образовавшемся после победы Гитлера). Однако затопление столицы силами войск НКВД было неизбежным именно после отъезда Сталина. К таким процедурам готовились очень тщательно.– Когда в восьмидесятые годы разбирали старый мост на Дмитровском шоссе, в его основании нашли десятки тонн взрывчатки, пролежавшей в насыпи еще с войны, – говорит Валентин Барковский.Сколько тонн взрывчатки лежит в насыпи Химкинской плотины, неизвестно. Плотина в парке «Покровское-Глебово до сих пор опутана ограждениями с колючей проволокой и круглосуточно охраняется автоматчиками. сайт












Анатолий Гаранин

/ РИА Новости

Факт № 1 - Готовился Сталинград

…После войнынарком Анастас Микоян вспоминал: Сталин был уверен, что немцы ворвутся в Москву, но планировал оборонять ка?ждый дом - до подхода свежих дивизий из Сибири.12 октября 1941 г. НКВД организовал 20 групп боевиков-чекистов: для защиты Кремля, Белорусского вокзала, Охотного Ряда и диверсий в районах столицы, которые могут быть захвачены. По всему городу было устроено 59 тайных складов с оружием и боеприпасами, заминированы гостиницы «Метрополь и «Националь, Большой театр, Центральный телеграф и… храм Василия Блаженного - кому-то пришло в голову, что в случае захвата Москвы туда приедет Гитлер. Между тем британский историк Николас Ридс в 1954 г. предположил: если бы солдаты Третьего рейха вступили в Москву, случился бы «сталинградский сценарий. То есть вермахт изматывает себя в многодневных боях от дома к дому, потом прибывают войска с Дальнего Востока, и тогда немцы капитулируют, а война… заканчивается в 1943 г. Зенитчики на страже города. Великая Отечественная война. Фото: РИА Новости/ Наум Грановский

Факт № 2 - Панику начали чиновники

…16 октября 1941 г. Государственный комитет обороны принял постановление «Об эвакуации столицы СССР. Большинство поняли это так - со дня на день Москву сдадут немцам. В городе началась паника: закрылось метро, перестали ходить трамваи. Самыми первыми прочь из города бросились партийные чиновники, ещё вчера призывавшие к «войне до победы. Архивные документы свидетельствуют: «В первый же день из столицы сбежали 779 руководящих работников учреждений и организаций, вывезя с собой денег и ценностей на 2,5 млн руб. Угнано 100 легковых и грузовых машин - на них эти руководители вывозили свои семьи. Завидев, как начальство улепётывает из Москвы, народ, подхватив узлы и чемоданы, тоже устремился прочь. Три дня подряд шоссе были забиты людьми. Но 20 октября 1941 г. в Москве ввели осадное положение. Повальное бегство прекратилось.Москвичи строят противотанковые укрепления. Фото: РИА Новости/ Александр Устинов

Факт № 3 - Кремль не рассмотрели

…Считается, что вермахт застрял в 32 км от тогдашней Москвы: немцам удалось захватить посёлок Красная Поляна, рядом с Лобней. После этого появилась информация, что немецкие генералы, забравшись на колокольню, рассматривали Кремль в бинокли. Этот миф весьма устойчив, но из Красной Поляны Кремль удаётся разглядеть только летом, и то в абсолютно ясную погоду. В снегопад это невозможно.
Битва под Москвой: чего стоила Красной армии оборона столицы в 1941 году 2 декабря 1941 г. работавший в Берлине американский журналист Уильям Ширер сделал заявление: по его сведениям, сегодня разведбатальон 258-й дивизии вермахта вторгся в посёлок Химки, и оттуда немцы с помощью биноклей обозревали башни Кремля. Как им это удалось, непонятно: из Химок Кремль уж тем более не видно. Плюс ко всему 258-я дивизия вермахта в тот день чудом избежала окружения совсем в другом месте - в районе Юшково-Бурцево. Историки до сих пор не пришли к единому мнению, когда именно немцы появились в Химках (сейчас там стоит памятник обороне - три противотанковых ежа) - 16 октября, 30 ноября или всё же 2 декабря. Более того: в архивах вермахта… вообще нет никаких подтверждений атаки на Химки.

Факт № 4 - Морозов не было

…Командующий 2-й танковой армией рейха генерал Гейнц Гудериан после разгрома под Москвой обвинил в своих неудачах… русские морозы. Дескать, немцы к ноябрю уже пили бы пиво в Кремле, но их остановили жуткие холода. Танки застряли в снегу, орудия заедало - замёрзла смазка. Так ли это? 4 ноября 1941 г. температура в Подмосковье составляла минус 7 градусов (до этого в октябре шли дожди, и дороги раскисли), а 8 ноября - и вовсе ноль (!). 11-13 ноября воздух заледенел (-15 градусов), но вскоре потеплело до -3 - и это трудно назвать «жутким холодом. Суровые морозы (под минус 40°) ударили лишь к самому началу контрнаступления Красной армии - 5 декабря 1941 г. - и кардинально изменить ситуацию на фронте не могли. Холод сыграл свою роль, лишь когда советские войска погнали армии вермахта назад (вот тут-то танки Гудериана и правда не завелись), но остановили врага под Москвой при обычной зимней погоде.Два красноармейца стоят рядом с перевернутым немецким танком, подбитым в сражении под Москвой. Фото: РИА Новости/ Минкевич

Факт № 5 - Сражение за Бородино

…21 января 1942 г. на Бородинском поле второй раз за 130 лет встретились русские и французы. На стороне вермахта воевал «Легион французских добровольцев против большевизма - 2452 солдата. Им и поручили защищать Бородино от наступающих советских войск. Перед атакой к легионерам обратился маршал фон Клюге: «Вспомните Наполеона! За несколько дней легион был разгромлен - половина солдат погибла, сотни попали в плен, остальных с обморожениями вывезли в тыл. Как и в случае с Бонапартом, французам на Бородинском поле не повезло.…16 декабря 1941 г. Гитлер, поражённый бегством своей армии от Москвы, издал приказ, аналогичный сталинскому, «Ни шагу назад!. Он требовал «удерживать фронт до последнего солдата, грозя расстрелом командирам дивизий. Начальник штаба 4-й армии Гюнтер Блюментрит в своей книге «Роковые решения указал: «Гитлер инстинктивно понял, что отступление в снегах приведёт к распаду всего фронта и наши войска постигнет участь армии Наполеона. Так оно в итоге и вышло: через три с половиной года, когда советские солдаты вступили в Берлин…Музей «Бородино был разрушен и сожжен немцами при отступлении. Снимок был сделан январе 1942 года. Фото: РИА Новости/ Н. Попов









А всё-таки хочется знать: почему Гитлер дошёл до Москвы?

Сталин и Гитлер в сорок первом

Катастрофа, постигшая Красную армию летом 1941 года, остается совершенно необъяснимым феноменом.Территория, экономический потенциал и людские ресурсы Советского Союза были несопоставимы с немецкими. И по боевому составу, и по вооружению (количественно и качественно) Красная армия превосходила вермахт. Численность наступавших немецких войск составляла два миллиона человек. Такое же количество красноармейцев они в сорок первом взяли в плен… Столько лет готовились к войне, а немецкие войска так легко дошли до Москвы и Волги! Как получилось, что десятки миллионов советских людей погибли, оказались в оккупации, были угнаны на чужбину?Зачем Гитлер напал на СССР?Если бы Гитлер не напал на Советский Союз, нацистская Германия, возможно, существовала бы достаточно долго — как минимум до смерти фюрера. Но вся политика Гитлера была сплошной авантюрой! Просто до поры до времени ему невероятно везло. Его злобная натура не позволяла ему жить в мире и согласии с окружающими. Его безумные взгляды толкали его к завоеваниям.Невероятная наглость Гитлера вкупе с близорукостью европейских политиков — от Сталина до Чемберлена — позволили фюреру одерживать победу за победой в войне, которую он мог только проиграть. Военный, экономический и демографический потенциал Германии изначально обрекал ее на поражение.Наши представления об экономическом превосходстве Германии — результат исторического воображения и воздействия нацистской кинохроники. Экономика той Германии была второразрядной. Как, скажем, сегодня экономика Ирана или Южно-Африканской Республики, вполне успешных, но далеко не передовых стран. Уровень жизни немцев сильно отставал от их более развитых соседей.Большинство солдат вермахта отправились на Вторую мировую войну пешком. Боеприпасы, снаряжение, армейское имущество перевозились в основном на лошадях. Так что не стоит считать, что вермахт создавался как современная, моторизованная сила для блицкрига. Германия просто не располагала такими возможностями.«3 февраля 1941 года, — записал в дневнике адъютант фюрера Николаус фон Белов, — Гитлер провел длительное, продолжавшееся несколько часов совещание с командованием вооруженных сил. Обсуждались способы завоевания невероятно огромного пространства России. Перед французской кампанией главком сухопутных сил Браухич и начальник генштаба Гальдер не раз высказывали свои опасения, возражая против этой войны. Указания Гитлера о войне с Россией они восприняли без единого слова сомнения или сопротивления. Мне даже пришла в голову мысль, что, целиком и полностью осознав неосуществимость этого замысла, они ничего не предприняли, дав фюреру возможность самому загнать себя в гибельную западню…Советник германского посольства в Москве Густав Хильгер сказал исполнявшему обязанности военного атташе полковнику Хансу Кребсу:— Ваша обязанность — объяснить Гитлеру, что война против Советского Союза приведет к крушению Германии. Вам известна мощь Красной армии, стойкость русского народа, безграничные просторы страны и неистощимые резервы.— Я все это отлично понимаю, — ответил полковник Кребс, — но Гитлер нас, офицеров генерального штаба, больше не слушает — после того как мы отговаривали его от кампании против Франции и называли линию Мажино непреодолимой. Он одержал победу вопреки всему, и нам пришлось заткнуться, чтобы не потерять свои головы.Почему же Гитлер начал войну, которая не могла не закончиться поражением?Ответ можно искать только в сфере идеологии. Если бы Гитлер был способен рационально мыслить, он не решился бы на войну, которую Германия ни при каких обстоятельствах не могла выиграть. Гитлер импровизировал, своей самоуверенностью подавляя волю других политиков. В силу своей военной безграмотности он и в самом деле верил в победу.Германия оставалась аграрной страной — в одном ряду с Ирландией, Болгарией и Румынией. Германия не могла прокормить себя. Страна начала Вторую мировую войну, имея меньше девяти миллионов тонн зерна. Через год войны остался миллион. Английский флот отрезал Германию от поставок из-за рубежа. Импорт важнейших видов сырья — нефти, железной руды, меди — упал до кризисно низкого уровня. Экономика, полностью зависящая от импортных поставок, была на грани полного развала.Спасение пришло из Москвы. Осенью 1939 года Советский Союз обещал поставить Германии в течение года миллион метрических тонн фуражного зерна, девятьсот тысяч тонн нефти, сто тысяч тонн хлопка, пятьсот тысяч тонн фосфатов, такое же количество железной руды и другое сырье.«Сталин поразил нас, — вспоминал Густав Хильгер, — заявив, что наши страны должны помогать друг другу и во имя этого идти на жертвы. Поэтому советское правительство снизило цены на свои товары и не настаивало на том, чтобы Германия за все платила твердой валютой… Для германской военной экономики это было громадным успехом.В 1940 году Советский Союз обеспечил Германии: 74 процента нужных ей фосфатов, 67 процентов асбеста, 65 процентов хрома, 55 процентов марганца, 40 процентов никеля и 34 процента нефти. Как выразился начальник оперативного управления генштаба сухопутных сил генерал Эдуард Вагнер, «договор с Советским Союзом спас нас.Военные победы 1940 года не уменьшили зависимости Германии от поставок из Советского Союза. В конце года немцы поставили вопрос об удвоении поставок зерна, которые уже достигли миллиона тонн в год.28 ноября 1940 года Молотов сказал немецкому послу:— Советское правительство решило пойти навстречу германскому правительству и потревожить свои общегосударственные резервы. Причем эти резервы пришлось потревожить значительно. Тем не менее, учитывая нужду Германии в зерне, советское правительство решило полностью удовлетворить просьбу Германии и поставить два с половиной миллиона тонн зерна…3 июня 1941 года, меньше чем за три недели до начала войны, в Москве решением политбюро разрешили «из особых запасов поставить в Германию тысячи тонн стратегического сырья, необходимого военной промышленности, — медь, никель, олово, молибден и вольфрам.Заместитель министра продовольствия и сельского хозяйства Герберт Бакке внушал Гитлеру:— Оккупация Украины решит все наши экономические проблемы. Если нам нужна какая-то территория, то именно Украина. Только на Украине есть зерно…Военно-экономическое управление вермахта подсчитало, что сможет выкачать из Украины не менее четырех миллионов тонн зерна. А вслед за Украиной нужно взять и Кавказ: Германии катастрофически не хватает топлива.Если Германия не захватит нефть и зерно Советского Союза, не нарастит добычу угля, считали в Берлине, произойдет резкое падение производства и катастрофическое снижение уровня жизни. Только в СССР были уголь, сталь, природные ископаемые, необходимые для бесперебойной работы военно-промышленного комплекса. Только на Кавказе была нефть, которая сделала бы Германию независимой от импорта энергоносителей. Только с ресурсами Советского Союза Германия могла продолжать войну против Британии и Соединенных Штатов.Уже после нападения на Советский Союз, 20 августа 1941 года, секретарь фюрера Криста Шрёдер писала подруге из ставки Гитлера:«После того как мы двинулись на восток, нам не нужны колонии. Украина и Крым такие плодородные, что мы сможем получать все, что нам нужно, а остальное (чай, кофе, какао и так далее) ввезти из Южной Америки. Что случилось с Красной армией?Маршал Александр Василевский, который во время Великой Отечественной возглавил Генеральный штаб, говорил:— Без тридцать седьмого года, возможно, и не было бы вообще войны в сорок первом году. В том, что Гитлер решился начать войну, большую роль сыграла оценка той степени разгрома военных кадров, который у нас произошел…Многолетние сталинские репрессии уничтожили командные кадры и деморализовали солдатскую массу, которая не верила своим офицерам и генералам.Недавно рассекречены документы особых отделов Красной армии периода финской войны. Эти документы, пришел к выводу директор Института российской истории, член-корреспондент Академии наук Андрей Сахаров, «показывают катастрофические недостатки в состоянии советских Вооруженных сил: слабый профессионализм командных кадров — выдвиженцев времен Гражданской войны, дремучий уровень рабоче-крестьянских бойцов, коррупцию, воровство и пьянство в армейских частях, нарастающую враждебность красноармейцев к бессмысленно жестоким армейским порядкам, слабую техническую подготовленность сухопутных и авиачастей…Штабы терялись в боевой обстановке, не зная ситуации на фронтах. Командование без нужды перебрасывало танки с одного фланга на другой, но не обеспечивало их горючим. В результате шестьсот танков, оставшись без горючего, стояли без движения и превратились в груду металла. Красноармейцы не имели автоматического оружия, только винтовки. Треть бойцов оказалась вовсе не обученной, даже не умела стрелять.Выяснилось, что нет точных данных не только о противнике, но и о количестве собственных бойцов и командиров. Армии и дивизии не могли сообщить, сколько у них в строю, сколько убито и ранено, сколько попало в плен… Войска голодали. Солдаты получали промерзшие буханки хлеба, которые пилили или рубили топором. Кусочек мерзлого хлеба клали в рот, он таял, тогда его можно было разжевать. Сухари стали спешно сушить уже во время войны… Красная армия вступила в войну в летнем обмундировании, в ботинках. Наступила зима, и оказалось, что нет валенок… Части, отступая, бросали тяжелораненых. Люди, которых могли спасти, умирали. Документы особых отделов рисуют страшные картины: после боя находили останки красноармейцев, которых еще живыми поедали животные.
Танк БТ-7, ворвавшийся в гущу немецкой колонныи смявший штабные автомобили
Ответ на все очевидные беды и недостатки Вооруженных сил был один.«Следовали кары — аресты, предание военному трибуналу, расстрелы, создание контрольно-заградительных отрядов для борьбы с дезертирами, — пишет Андрей Сахаров. — Однако это, видимо, мало помогало, потому что вплоть до конца боевых действий сводки спецслужб и донесения руководства НКВД «наверх по-прежнему изобиловали все теми же обвинениями, что и прежде. Все эти материалы рисуют весьма рельефно общую цивилизационную картину состояния Красной армии в канун предстоящего жестокого противоборства с гитлеровской Германией…Если бы уроки были извлечены, многое удалось бы исправить до столкновения с Германией. Но Сталин повелел считать финскую кампанию победоносной:— Финнов победить — не бог весть какая победа. Мы победили еще их европейских учителей — немецкую оборонительную технику победили, английскую оборонительную технику победили, французскую оборонительную технику победили. Не только финнов, но и технику передовых государств Европы. Не только технику, мы победили их тактику, их стратегию. В этом основная наша победа!А раз победили, то зачем что-то менять? Маршал бронетанковых войск Павел Рыбалко вспоминал: «Мы опозорились на весь мир. Армией командуют неграмотные люди — командиры эскадронов, вахмистры без образования и опыта. В июне сорок первого Красной армией командовали все те же командиры…Немецкие планировщики исходили из того, что победа над Красной армией будет достигнута в кратчайшие сроки. Отклонение от этого плана исключалось. В 1940—1941 годах в Германии наблюдались стагнация военного производства и катастрофическое падение производительности труда. Гитлер уверенно обещал своим солдатам, что они вернутся на свои рабочие места в конце августа. В октябре сорок первого планировалось демобилизовать треть армии, чтобы нарастить военное производство.Разработчики операции «Барбаросса делали ставку на скорость, на моторы, на концентрацию сил на главных направлениях, на первую решительную битву. Генерал-фельдмаршалу Федору фон Боку, которому было поручено захватить столицу Советского Союза, фюрер уверенно сказал: — После захвата Украины, Москвы и Ленинграда Советам придется пойти на мировую.Упоение собственными успехами сыграло дурную шутку с руководством Третьего рейха. Французы в сороковом не выдержали первого удара. Советский Союз, куда более мощное государство, располагая несравнимо большим военным, экономическим и демографическим потенциалом и пространством для маневра, выстоял. Не сумев одержать победу летом и осенью сорок первого, Германия была обречена.Могло ли быть иначе?Принято считать, что пакт с Гитлером был подписан потому, что западные державы не хотели объединяться с Советским Союзом и надеялись натравить на него нацистскую Германию…В реальности изоляция Советскому Союзу не грозила. Объединиться с Гитлером демократии Запада не могли. Другое дело, что они страстно не хотели воевать и долгое время шли Гитлеру на уступки, наивно надеясь, что фюрер удовлетворится малым. Но уступать и становиться союзниками — это принципиально разные подходы к политике.В представлении западного мира Советская Россия мало чем отличалась от нацистской Германии. Для западных политиков Сталин ничем не был лучше Гитлера. И у многих европейских политиков витала циничная надежда столкнуть между собой двух диктаторов — Гитлера и Сталина: пусть сражаются между собой и оставят остальной мир в покое. Точно так же столкнуть своих противников лбами надеялись в Москве.В 1939 году Советский Союз оказался в выигрышном положении: оба враждующих лагеря искали его расположения. Сталин мог выбирать, с кем ему пойти: с нацистской Германией или с западными демократиями. В августе Сталин сделал выбор.Многие и по сей день уверены в его мудрости и прозорливости. Но это решение наглядно свидетельствует о его неспособности оценить расстановку сил в мире, понять реальные интересы тех или иных государств и увидеть принципиальную разницу между демократией и фашизмом. Сталин совершил ошибку, которая обошлась России в десятки миллионов жизней.Западные демократии, презирая реальный социализм, вовсе не ставили своей задачей уничтожить Советскую Россию. Они, конечно, не могли быть друзьями сталинского режима, но и не были врагами России. А вот для Гитлера Россия была врагом. С первых шагов в политике фюрер откровенно говорил о намерении уничтожить большевистскую Россию как источник мирового зла. Нападение на нашу страну было для Гитлера лишь вопросом времени. Сталин заключил союз со смертельно опасным врагом и демонстративно оттолкнул своих стратегических союзников. Молотов говорил позднее, что они со Сталиным сразу разгадали коварные замыслы Гитлера. Но как-то слабо верится в эту прозорливость. Слишком быстро немецкие войска летом сорок первого дошли до Москвы, слишком много советских людей погибли на поле боя, в плену, в оккупации, и слишком тяжкой ценой далась победа в мае сорок пятого. Получив отсрочку в два года, Сталин не сумел подготовить армию к страшной войне.Так что дело в другом. Советско-германский договор о ненападении от 23 августа 1939 года и секретный протокол с советской стороны подписал Молотов, поэтому этот печально знаменитый документ стал называться пактом Молотова—Риббентропа. Гитлеру нужен был договор, Сталину — протокол. Этот документ вводил в оборот понятие «сфера интересов, которое понималось как свобода политических и военных действий, направленных на захват территорий.Гитлер дал Сталину и Молотову то, что не могли дать ни Англия, ни Франция. Он отдал им Прибалтику, часть Польши, часть Румынии. И все это Москва получила буквально в один день, без борьбы, без уступок, без переговоров! Это была плата за то, что Москва позволила Гитлеру уничтожить Польшу. В некоторых районах части вермахта и Красной армии вместе уничтожали очаги польского сопротивления. Это и было «братство, скрепленное кровью, как потом выразился Сталин, высоко оценивая сотрудничество с фашистской Германией. И в Кремле думали, что все это лишь начало. В июне 1941 года член политбюро Андрей Жданов, выступая на заседании Главного военного совета, говорил:— Мы стали сильнее, можем ставить более активные задачи. Война с Польшей и Финляндией не были войнами оборонительными. Мы уже вступили на путь наступательной политики.Сталина вполне устраивала бы долгая война на западе Европы, которая истощила бы силы и Англии, и Германии и предоставила бы ему свободу действий на континенте. Во время второй встречи с Риббентропом Сталин успокоил нацистского министра:— Советское правительство не собирается вступать в какие-либо связи с такими зажравшимися государствами, как Англия, Америка и Франция. Премьер-министр Англии — болван, а премьер-министр Франции — еще больший болван… И тут Сталин произнес неожиданную фразу:— Если Германия вопреки ожиданиям попадет в тяжелое положение, то можете быть уверенными, что советский народ придет на помощь Германии и не допустит, чтобы Германию удушили. Советский Союз заинтересован в сильной Германии.Риббентроп понял Сталина в том смысле, что он готов поддержать Германию, если ее война с западными державами сложится неудачно. Нацистский министр ответил, что в военной помощи Германия не нуждается, но рассчитывает на поставку военных материалов.В Берлине просто не поверили Риббентропу, что Сталин действительно произнес такую фразу. Посла Шуленбурга уполномочили сходить к Молотову и попросить у него точную запись сталинских слов. Немцы получили выписку и убедились, что Риббентроп правильно понял советского вождя: Сталин прямым текстом предлагал Германии помощь, если она начнет терпеть поражение в войне с западными державами. Сталин, конечно, не хотел усиления Германии, но и не желал ее разгрома, потому что, пожалуй, по-прежнему главным врагом считал Англию…Сталин полагал, что фюрер так же холоден и расчетлив, как и он сам, и не станет рисковать, поставив на кон все достигнутое во имя нереальной цели — покорения России. Вот почему Сталин до последней минуты был уверен, что Гитлер на войну не решится, что он блефует и просто пытается заставить Россию пойти на территориальные и экономические уступки.Сталин исходил из того, что рано или поздно интересы двух держав неминуемо столкнутся. Но это произойдет через три-четыре года. Пока что Гитлер войну на два фронта не осилит. Немецкая экономика, которая так зависит от советского сырья, советской нефти и советской пшеницы, длительной войны не выдержит. Да и в любом случае немцы сначала должны разделаться с Англией.В принципе Сталин рассуждал правильно. Да только Гитлер и не планировал затяжную войну! Он хотел нанести молниеносный удар, разгромить Советский Союз за несколько месяцев и решить все проблемы.Поставляя Гитлеру все, что он просил, Сталин покупал время, надеясь, что Германия втянется в долгую истощающую войну с Западом. Сталин до последней минуты был уверен, что сосредоточение немецких дивизий на советской границе — средство политического давления. Гитлер блефует и пытается заставить Сталина пойти на уступки, скорее всего, экономического свойства. Вот почему даже утром 22 июня советский вождь все еще не верил, что началась война…









Насколько близко немец к Москве подошел?

Из:г.Смоленск

Ближе всего к Москве немцы подходили не со стороны Юхнова а со стороны Химок.Тоесть с Севера.Танковую колонну стрелковым полком без средств ПТ да еще в чистом поле неокапавшись останавить нереально,даже если полк полностью комплектный.Полк просто раздавят,немцы проделывали это множество раз.Автору опуса для подтверждения своей теории надо попробовать выпрыгнуть с кузова грузовика двигающегося на скорости хотябы в 40 км/ч ,и если он себе башку не отобьет то подобные опусы больше писать небудет.Я сам в детстве пробовал выпрыгивать с поезда под откос на малом ходу(лень было лишние 2 км до озера идти) так вот одного раза вполне хватило чтобы такой хренью больше не заниматся.
 Москва

Для тех, кто в теме.
Немцы вошли в Москву. Дошли до сегодняшней станции метро "Сокол". там им немного дали финтюлей, уходили они назад до сегодняшней станции метро "Войковская". мимо нынешнего магазина "Охотник" вправо ушли на Головинское шоссе, где их(мотоциклистов) подразделения НКВД перестреляли в частном секторе.
По Волоколамскому шоссе дошли до Нефедово.
По Минскому - до Кубинки.
По Кубинскому шоссе(через Головенньки) до Бурцево.
По Киевскому - за Наро-Фоминск 5 км.
 Цитата(владимир 1 @ 22 Февраля 2010, 21:38)
Для тех, кто в теме.
Немцы вошли в Москву. Дошли до сегодняшней станции метро "Сокол". там им немного дали финтюлей, уходили они назад до сегодняшней станции метро "Войковская". мимо нынешнего магазина "Охотник" вправо ушли на Головинское шоссе, где их(мотоциклистов) подразделения НКВД перестреляли в частном секторе.
По Волоколамскому шоссе дошли до Нефедово.
По Минскому - до Кубинки.
По Кубинскому шоссе(через Головенньки) до Бурцево.
По Киевскому - за Наро-Фоминск 5 км.Нажмите, чтобы раскрыть.
вообще - я в теме. Вот интересно. Откуда такая информация всплывает? Из каких таких суперсекретных архивов???
 Цитата(Siegfried @ 03 Марта 2013, 23:48)
вообще - я в теме. Вот интересно. Откуда такая информация всплывает? Из каких таких суперсекретных архивов???Нажмите, чтобы раскрыть. Раз в теме, позвольте вопрос. По Ленинградскому шоссе самые шустрые немцы до куда продвинулись?
Естественно с указанием источников инфы.
 Цитата(Чегадай @ 03 Марта 2013, 23:27)
Раз в теме, позвольте вопрос. По Ленинградскому шоссе самые шустрые немцы до куда продвинулись?
Естественно с указанием источников инфы.Нажмите, чтобы раскрыть.
Большие Ржавки. Да вот тут вся ситуация подробно расписана. Так что про Химки, Сокол и Войковскую - это все выдумки. интересные. Цитата(Siegfried @ 04 Марта 2013, 12:41)
Большие Ржавки. Да вот тут вся ситуация подробно расписана. Так что про Химки, Сокол и Войковскую - это все выдумки.Нажмите, чтобы раскрыть. Ясно про источник. жаль на обложке про Ржавки не написано.)))
. про мотоциклы на Химкинском мосту слышал еще до появления интернета), а погуглил - оказалось немало копий уже поломано на эту тему.
Теоретически немцы могли быть на Химкинском мосту, линии фронта, как таковой не существовало. Но как в советских, так оказывается и немецких мемуарах ответ однозначен - немцев там не было.
Появление немцев в Химках со стороны Лобни через Старбеево маловероятно.
А то что в бинокль немцы Москву рассматривали - аллегория Эренбурга.
Но немцы в Москве все же были. Только они сами этого не знали и знать не могли. Станция Крюково и близлежащие деревни, захваченные германцами, сейчас территория Зеленограда, а Зеленограл - район Москвы))
. отсканированной этой книги нет случаем?  Rote Kapelle сказал(а):

?Тока не Сокол, а Войковская - там, где эстакада над Ж/Д.
И это было самое ближнее продвижение к городу. И то это был какой-то разъезд разведчиков на мотоциклах.Нажмите, чтобы раскрыть. А как они на Войковскую попали? Если через Сокол то понятно. Если от Химок по Ленинградке, то выходит они смогли просочиться аж через вторую оборонительную линию, которая именно в районе Головинки, а точнее от Ленинградке и по Фестивальной до Октябрьской ж/д проходила. Не могли они через оборонительный рубеж просочиться, скорее по Волоколамке до Сокола, а потом вниз до Войковской вышли в тыл второй линии, а на Головинском их и покрошили. Так оно логичнее видится.
 









«Велком ту рашн федерашн»

В 17.40 в четверг я неслась в поезде подземки к Воробьевым горам. Русские парни справа орали «Катюшу, китаец у них под боком задорно качал головой в ушанке в такт знакомой мелодии, хлипкие немцы слева вжимались в кресла на каждом отчаянном визге тормозов и синхронном «Выхааадила…. А я неслась навстречу марокканцам. Они объявились накануне вечером — прохрипели в трубку, что не спали два дня и предложили посмотреть вместе матч открытия. Марокканцы неслись с Павелецкой. Конечно, на велосипедах.Час спустя после начала матча я все еще одиноко стояла у главного входа в фан-зону, проклиная получасовую пешую прогулку от метро. Где-то рядом, на огромных экранах наши забивали голы. Полчаса назад первая волна запоздавшей интернациональной толпы прорвала оцепление «Росгвардии и буквально снесла перекрытый временно вход. Перекрыли снова. Накопилась вторая волна.Фото: Алла Гераскина / «Новая газета— Почему русским не дают войти? — заорал здоровяк у меня над ухом. — Стойте, стойте, лохи! Ой, а вы что, журналистка? Наша? Тогда все отлично, все супер. Приезжайте к нам в Великие Луки.— А чего кричали тогда? — уточнила я.— Все ок, народа просто много, — настойчиво повторил он. — Вы лучше запишите, что мы всем говорили «велком ту рашн федерашн. Русская душа — самая добрая. Видишь, как мы себя культурно ведем. И перуанцы, испанцы, бразильцы тоже, потому что знают — если что, то ОМОН…, — и здоровяк постучал ладонью по кулаку, — а парни русские помогут.Тут мне снова марокканцы позвонили — изнутри. Оказалось, они пролезли внутрь во второй волне. Я понеслась пристраиваться к третьей — запускали порциями, человек по сто.Фото: Алла Гераскина / «Новая газета— Мы должны хотя бы отдать деньги! — из последних сил хрипели в телефон марокканцы.— Да забейте вы на свои десять долларов! — кричала я в телефон.— Бренчит по-английски! Американская шпионка! — орал мне в спину здоровяк из Великих Лук.

«Ленин sleep, и всё». Как мы с иностранцем перед ЧМ по футболу Москву на знание английского проверяли

— По телевизору пишут одно, а делают совершенно другое, — ругалась с охранником бабушка в праздничном платье. Учили орать «Пр. ААпускай! интеллигентного итальянского мужчину ребята из Подмосковья…Когда марокканцы додумались выйти из фан-зоны и все-таки нашли меня перед входом, наши уже вели 3:0. Парни набросились на меня со своими флагами — российским и марокканским — и заорали:— Это невероятно! Фантастика! Три дня не спали! Утром придешь — душ, и снова! Русские были для нас закрытой коробкой, но мы ее открыли. Они видели нас: «О, Марокко! и бросались делать фото. Они счастливы — мы счастливы!Фото: Алла Гераскина / «Новая газетаПять минут, и марокканцы унеслись на поезд. А я полезла в щель, которую, наконец, открыли для третьей волны болельщиков. Признаться, в самом узком перешейке мы, с впечатанной в меня девочкой-испанкой, даже успели испугаться. Но ничего — русские парни внесли. Последние полчаса матча я провела в очереди за водой. Матч закончился, вода тоже, но я местная, знаю, где подкрепить силы.Десять минут спустя мы с двумя мужчинами из близлежащих домов стояли у киоска при Троицкой церкви. Я ела горячий монастырский хачапури, запоздавшие с ознакомительной прогулкой и так и не попавшие в фан-зону мужчины пили чай и степенно говорили мне, что они совсем не против футбольного соседства. Проходящие мимо к бесплатным автобусам до «Киевской иностранцы удивленно косились на чай, хачапури и сверкающие в окнах лавки иконы.Потом я тоже загрузилась в автобус, к парням, которые втянули в грудь побольше воздуха, и понеслось: «Сер-би-я! Ко-со-во!— А чего это вдруг Сербия? — спросила я у очевидных россиян.— Потому что Сербы наши братья. Одни цвета, одна вера. Дружим клубами. «Спартак—«Црвена звезда, «ЦСКА—«Партизан… А когда дело доходит до масштабных мероприятий, то получается, что Россия дружит с Сербией.В общем, оказались фанатами «Спартака. Прошли в фан-зону без проблем — за час до начала матча.

Сталин под запретом

Я стояла у поворота в Богоявленский, одновременно потирая левый бок и заднюю часть правого бедра. «Кто-то трогает мою задницу!— еще три минуты назад счастливо орал у меня над ухом бразилец с российским флагом на щеке. «Вот и породнились!— кричала справа девица. Признаться, зависнув где-то в районе монастыря, я малодушно подумала о парнях из «Росгвардии. Сегодня Никольскую не перекрывали. Но — пронесло, а вернее — снова вынесло, почти от Лубянки.В 9 вечера четверга «Катюшу здесь уже пели все, даже немцы.— Мама, посмотри, они все радуются за нас, представляешь?! — изумленно озиралась вокруг девочка, которую водрузили на самое безопасное место — мусорный бак.Я безуспешно попробовала пробиться хоть к одной барной стойке и втянулась в еще одну воронку — арку к Площади Революции. Воронка выбросила меня прямо на Ленина. Пьяненький, щуплый, стоял он, прижавшись к подпорке тента открытого кафе.— Вы чего такой грустный? — спросила я Ленина.— Один я, всех моих запретили — Сталина, всех…— чуть не плакал дедушка. — А я люблю запреты, я на запреты плюю.И вообще, мне ФСО сказало: «Сань, ты работай. Потому что я на особом положении — единственный Ленин, который похож.Долго стоять рядом с Лениным было неловко, и я вышла на поющую Манежную, обнялась с туристом из Саудовской Аравии («Да все ок, это игра! Отличный город, отличные люди!) и пошла в бар отеля Four Seasons — гулять так гулять! Одна я сидела недолго. Через 10 минут мы отмечали перуанский «реюнион— впервые со школы. Бывшие одноклассники приехали с разных концов света — разбросала жизнь: Майами, Аргентина…Фото: Алла Гераскина / «Новая газета— Перу на ЧМ впервые с 1982 года, — объяснял мне «девелопер мотоциклов Виллард. — Говорят, нас здесь больше 50 тысяч. Все взяли отпуска, бедные люди продавали дома и машины, чтобы приехать в Россию и поддержать свою команду. Наверное, тебе не понять, но Перу — это страна, которая долго страдала от терроризма. Когда я был ребенком, у нас не было еды, электричества. Мы растем, но все еще чувствуем ущербность перед соседями, знаешь, нас ведь окружают сильные страны. А футбол — это самый популярный спорт в Перу. А сейчас — повод для гордости.В час ночи я решила, что пора остановиться. Перуанцы завтра вылетали в Саранск, но все еще не торопились в свою гостиницу в Измайлово — видимо, дома в Перу все-таки недостаточно дороги для «Four Seasons. Я поехала домой на такси.

«Все отлично, не жалей наличных». Как московские таксисты готовятся встречать гостей чемпионата мира по футболу

— Ну как там? — с завистью бросал взгляды в сторону все еще бушующей Манежной совсем молодой водитель. — Я сегодня и мексиканцев, и бразильцев, и французов возил. В основном, через приложения —«Убер с «Яндексом объединили заказы, но и на дороге ловят. Так поговорить охота, но только через переводчика получается. Представляете, все говорят по-английски! Я так понял, что им очень нравится Москва. Только на холод жалуются.Ну, ничего, наши отогреют.








За сколько месяцев немцы дошли до Москвы во время Второй мировой войны?

aa aaa
Ученик

(147),

закрыт


3 года назад - Скажите, пан, а когда немцы напали на Польшу?- Ну, в 39-м.- Скажите, пан, а когда немцы напали на СССР?- Ну, в 41-м.- А пан знает, что немцы два года делали?- И что же, пся крев?- Проходили через польскую таможню. Если перевести вопрос аффтара на русский язык, то немцы шли сквозь украинцев, белорусов и русских к Мацкве около 3 месяцев и одной недели - 22 июня 1941 года Третий Рейх напал на СССР, а операция "Тайфун" началась 30 сентября 1941 года. Но тут их встретили татары, сибиряки, казахи, киргизы, узбеки, тувинцы, якуты и т. д. пришлось немцам закатать губы и валить обратно в Фатерлянд/Евросоюз.
Комментарий удален
Ерлан Дарменов
Мудрец
(15530)
)) см. ниже. Да, и еще Тува сразу после начала ВОВ весь свой ЗОЛОТОЙ ЗАПАС в пользу СССР, на военные нужды.

Комментарий удален
илья сергей
Просветленный
(24401)
Да уж век живи - век учись

Комментарий удален










2016-01-07 09:11:00Жестокая правда: почему немцы не взяли Москву в 41-м Немцы в ноябре 1941 не вошли в Москву потому что были взорваны плотины водохранилищ, окружающих Москву. 29 ноября Жуков отчитался о затоплении 398 населенных пунктов, без предупреждения местного населения, в 40-градусный мороз. уровень воды поднимался до 6 метров. людей никто не считал. Виталий Дымарский: Добрый вечер, уважаемые слушатели. В эфире «Эха Москвы очередная программа из цикла «Цена Победы. Сегодня веду ее я, Виталий Дымарский. И сразу же представлю вам нашего гостя – журналиста, историка Искандера Кузеева. Здравствуйте, Искандер.Искандер Кузеев: Здравствуйте.И приглашен он к нам сегодня неслучайно, поскольку именно сегодня в газете «Совершенно секретно вышел материал Искандера Кузеева под названием «Потоп московский, где речь идет о секретной операции осени 1941 года. Более подробно расскажет сам автор статьи, а я сделаю одно отступление и просто скажу вам, что, видите, жизнь распоряжается по-своему, и повторяю, мы с Дмитрием Захаровым стараемся идти в хронологическом порядке по событиям Второй мировой войны, но когда приходит что-то интересное, мы возвращаемся назад, может быть, будем еще забегать вперед. И вот сегодня мы возвращаемся назад, в осень 1941 года, когда произошли те события, которые расследовал и о которых написал наш сегодняшний гость Искандер Кузеев. Искандер, о чем идет речь? Что за секретная операция осенью 1941 года прошла и почему речь идет о потопе?Давайте я начну с некоторого предисловия. Меня всегда занимал эпизод ноября 1941 года, с которым я достаточно плотно ознакомился из мемуарной литературы, в частности, недавно вышедшие на русском языке мемуары Гудериана, который воевал к югу от Москвы. Войска Гудериана, 2-я танковая армия, практически закончили окружение Москвы с юга. Была окружена Тула, войска подходили к Кашире, двигались по направлению к Коломне и к Рязани. И в это время советские войска, которые отражали атаки Гудериана, получили подкрепление с севера Московской области, где практически никаких боестолкновений не происходило. На севере Подмосковья и дальше по Тверской области был взят Калинин, войска стояли в окрестностях Рогачево и Конаково, и боестолкновения там происходили практически только в двух точках: у деревни Крюково и на Пермиловских высотах между Яхромой и Дмитровым, где войскам группы армий «Центр противостоял фактически один бронепоезд НКВД, который случайно там оказался – он шел из Загорска в сторону Красной горки, где уже стояла немецкая артиллерия. И никаких других боестолкновений в этом регионе не было. В то же время, уже когда я стал знакомиться с этой темой, мне стало известно, что отдельные, буквально единицы немецкой боевой техники проникли на территорию Москвы.Этот знаменитый случай, когда какие-то мотоциклисты доехали чуть ли не до «Сокола?Да, да, их остановили на втором мосту через железную дорогу, который потом стал называться мостом Победы. Там два пулеметчика наших охраняли этот мост, причем они охраняли от авианалетов. Мотоциклисты проехали первый мост через канал и в районе нынешней станции метро «Речной вокзал, там была нелетная погода, и как мне рассказывали исследователи, которые занимались этой темой, они отошли вниз на лед погонять мяч, в это время проехали 30 мотоциклистов, и их уже остановили на последнем мосту перед станцией «Сокол. И был один немецкий танк между нынешними станциями метро «Сходненская и «Тушинская.Волоколамское направление.Да. Это Западный мост через деривационный канал в районе Тушино. И как мне рассказывали люди, которые занимались этими исследованиями, это мне рассказывали в управлении канала «Москва-Волга, как сейчас называется, ФГУП «Канал имени Москвы, самое высокое здание на холме между 7-м и 8-м шлюзами, и передавалась такая история из поколения в поколение, оттуда хорошо было видно: какой-то заблудившийся немецкий танк вышел, остановился на мосту, выглянул немецкий офицер, посмотрел туда-сюда, что-то записал в блокнот и уехал куда-то в обратном направлении в сторону Алешкинского леса. И третье, стояла немецкая артиллерия крупнокалиберная на Красной горке, которая уже готова была обстреливать Кремль, именно в эту точку двигался бронепоезд с севера, и местные жители переправились через канал и сообщили об этом руководству, в министерство обороны, и после этого начался обстрел этой точки, где стояла крупнокалиберная артиллерия. Но никаких войск в этом месте не было. Когда я стал заниматься этой темой, я выяснил, что происходило – происходило именно то событие, которое в этой публикации называется «Потоп московский.Так что же это был за потоп? Просто затопили большую территорию для того, чтобы помешать продвижению немецких войск, правильно я понимаю?Да. Именно так. На Волоколамском направлении была взорвана плотина Истринского гидроузла, который называется «Гидроузел имени Куйбышева. Причем были взорваны водоспуски ниже уровня так называемой «мертвой отметки, когда спускается вода для сброса весеннего паводка. Огромные потоки воды в том месте, где наступали немецкие войска, обрушились на район наступления и были смыты несколько деревень, и поток доходил практически до Москвы-реки. Там уровень 168 метров над уровнем моря, отметка Истринского водохранилища, а ниже его отметка 143, то есть получается больше 25 метров. Представляете, это такой водопад воды, который смывает все на своем пути, затопляет дома, деревни. Естественно, никто об этом не был предупрежден, операция была секретная.Кто осуществлял эту операцию? Войска или некие гражданские службы?На Истре это была войсковая операция, то есть инженерное управление Западного фронта. Но была еще и другая операция, которая проводилась совместно руководством канала «Москва-Волга, вот который сейчас называется «Канал имени Москвы, и тем же самым инженерным управлением Западного фронта, причем…Другая какая операция?Другая, в другом месте.А, еще одна была.Еще была вторая, вернее, даже две, так как вторая операция проводилась в двух точках. Когда немцы заняли Калинин и подошли уже вплотную к рубежу канала «Москва-Волга и не было сил для отражения этих атак, уже готовилась эвакуация, уже Сталин готовился эвакуироваться в Куйбышев, сейчас Самару, было проведено совещание в Ставке Верховного главнокомандования, на котором было принято решение спустить воду из всех шести водохранилищ к северу от Москвы – Химкинское, Икшинское, Пяловское, Пестовское, Пироговское, Клязьминское, и спустить воду из Иваньковского водохранилища, которое тогда называлось Московское море, это с плотины у города Дубна. Делалось это для того, чтобы взломать лед и таким образом войска и тяжелая техника не смогли бы перейти Волгу и Московское море и не смогли бы перейти рубеж вот этот рубеж из шести подмосковных водохранилищ.Первая операция на Истринском водохранилище, это ноябрь 1941 года?Да, конец ноября.А другие?Через четыре дня. Эта была 24-го, а эта 28 ноября.То есть все эти операции были проведена одна за другой в конце ноября. И каков результат, если так можно сказать? Чем пожертвовало советское командование во имя того, чтобы остановить немецкие войска?Было два варианта спуска воды – из Иваньковского водохранилища в Волгу вниз по течению и спуск воды из водохранилищ в сторону Москвы. Но был принят совершенно другой вариант. К западу от канала течет река Сестра, проходит она через Клин-Рогачево и впадает в Волгу ниже Дубны, впадает там, где канал проходит высоко над окружающей местностью. Она проходит в туннеле под каналом. И в реку Сестру впадает река Яхрома, которая тоже течет намного ниже уровня канала. Там есть так называемый Аварийный Яхромский водосброс, который на случай каких-то ремонтных работ позволяет воду из канала сбрасывать в реку Яхрому. И там, где река Сестра протекает под каналом, там аварийные люки есть, предусмотренные также для ремонта инженерных сооружений, которые позволяют воду из канала сбрасывать в реку Сестру. И было принято такое решение: через насосные станции, которые поднимают воду к московским водохранилищам, они стоят все на одной отметке 162 метра над уровнем моря, было принято решение пустить эти насосные в обратном, так называемом генераторном режиме, когда они крутятся в другую сторону и не потребляют, а вырабатывают электрический ток, поэтому это называется генераторным режимом, и вода была спущена через вот эти насосные станции, были открыты все створки шлюзов и огромный поток воды устремился через этот Яхромский водосброс, затопляя деревни, там на очень низком уровне над водой находятся различные поселки, там есть торфопредприятия, опытные хозяйства, масса ирригационных каналов в этом треугольнике – канал, река Яхрома и река Сестра, и масса мелких поселков, которые расположены практически на уровне воды. И осенью 1941 года мороз в 40 градусов, взламывался лед, и потоки воды затопляли всю окружающую местность. Все это делалось в обстановке секретности, поэтому люди…Никаких мер предосторожности не принималось.И на третьей точке, там, где река Сестра проходит под каналом, там еще были сооружены – есть книга Валентина Барковского, ветерана канала «Москва-Волга, есть исследователь такой Михаил Архипов, у него есть сайт в Интернете, где он подробно об этом рассказывает – там были сварены металлические затворы, которые не позволяли воде из реки Сестры течь в Волгу, и вся вода, которую сбрасывали, представляете, огромный массив воды Иваньковского водохранилища уходил в реку Сестру и затоплял все вокруг. По данным Архипова, уровень реки Яхромы поднялся на 4 метра, уровень реки Сестры поднялся на 6 метров.Объясните, как вы только что сказали, по всем свидетельствам – мы своими глазами не видели и своей кожей не чувствовали – была очень тяжелая и холодная зима, морозы были страшные. Вот эта вода, которая в огромных количествах выливалась на земную поверхность, она должна была превращаться в лед.Практически, да. Сначала лед взламывался…Но потом-то, на морозе это все превращалось, наверное, в лед?Но это не сразу происходит. Я интересовался, как человек может спастись в такой ситуации. И мне профессор анестезиологии, с которым я разговаривал, сказал, что достаточно постоять полчаса по колено в такой воде и человек просто умирает.Сколько таким образом было затоплено деревень?Во всех этих операциях где-то порядка 30-40.Но, если не ошибаюсь, был приказ Верховного главнокомандующего товарища Сталина о затоплении, по-моему, более чем 300 деревень вокруг Москвы для того, чтобы остановить наступление немцев?Был приказ. Там говорилось не о затоплении, там говорилось об уничтожении.Деревень. Собственно говоря, одна история очень известная. Это там, где Зою Космодемьянскую поймали, вот эти диверсионные группы…Да, это в соответствии с этим приказом 0428 от 17 ноября по Ставке Верховного главнокомандующего. И в соответствии с этим приказом должны были быть уничтожены все деревни в глубину фронта на расстоянии 40-60 километров. Ну, там такая витиеватая формулировка, что это операция как бы против немецких войск. И даже была такая формулировка «уводить с собой советское население.То есть диверсионные группы должны были уводить с собой советское население перед тем, как сжечь деревню?Нет, отступающие войска должны были уводить. Но поскольку уже отступили и поскольку был приказ сжечь именно те деревни, которые находились за линией фронта, то эта приписка была просто фикцией. Эта приписка сейчас, для тех, кто защищает Сталина. Когда отдельные отрывки из этих материалов были в разных блогах опубликованы, то выступила в комментариях масса сталинистов, которые приводили эту фразу.Как пример гуманизма.Да, да. Но эта фраза абсолютно ничего не значит, мы знаем. А потом, когда началось наступление, появилась масса кадров кинохроники о сожженных деревнях. Естественно, не возникал вопрос, кто их сжег. Там были немцы, вот, пришли операторы и снимают сожженные деревни.То есть везде, где были немцы, на эту глубину, как приказал товарищ Сталин, все эти деревни, где стояли немцы, должны были быть уничтожены тем или иным способом.Да. И пришел отчет Сталину от Шапошникова и Жукова, уже от 29 ноября…Это они отчитались перед Сталиным?Да. За две недели отчитались о том, что было уничтожено 398 населенных пунктов. И поэтому вот эти 30-40 деревень затопленных – капля в море…Десятая часть, 10 процентов.Да, и на это мало кто обращал внимание. Причем здесь в отчете Жуков и Шапошников пишут, что и артиллерия была для этого выделена, и авиация, и масса этих диверсантов, 100 тысяч бутылок с зажигательной смесью и так далее, и так далее.Это документ подлинный?Да, это абсолютно подлинный документ, есть даже данные где, в каком архиве он находится, фонд, опись.А этот отчет Жукова и Шапошникова опубликован был где-нибудь?В полном объеме – нет.Я никогда не встречал. А в статье вы его приводите?У нас будет дополнение в следующем номере и мы будем говорить об этом, опубликуем приказ 0428 и отчет, доклад Военного совета Западного фронта в Ставку Верховного главнокомандования от 29 ноября 1941 года. Это сразу проясняет всю картину.Знаете, что меня еще интересует в этой всей истории. История, если дипломатично сказать, мало известна. А если более откровенно – то практически вообще не известна. У нас нигде, как я понимаю, ни в военной литературе, ни в мемуарной литературе об этой истории затопления нигде не рассказывалось или это где-то было, но под каким-то грифом «совсекретно, как и называется, собственно говоря, газета, где вы напечатались?Единственное, что мне удалось найти из опубликованного в прежние годы, это книга под редакцией маршала Шапошникова, которая издавалась в 1943 году, посвященная обороне Москвы, и она вышла с грифом «секретно и уже в последние годы гриф «секретно был снят и стоял гриф «ДСП, и рассекречена она была только в 2006 году. И в этой книге говорилось о взрыве водоспусков на Истре. А об операции на канале там ничего не говорилось. Это мне удалось найти только в книге, которая вышла к юбилею канала «Москва-Волга, в прошлом году отмечалось 70-летие, и была издана книжка Валентина Барковского тиражом всего в 500 экземпляров. И там подробно об этом рассказывается.А эта книга, под редакцией Шапошникова, с нее сняли все грифы, но она, видимо, находится просто в библиотеках.Ну да, она больше не переиздавалась.Я знал, конечно, что многие документы были под грифами, но чтобы выпустить книжку и сразу под грифом «секретно, то какой тираж-то у нее мог быть и для кого она тогда предназначалась?Тираж очень небольшой. Ну, для руководящего состава.И еще тогда вот какой вопрос. А знали ли немцы об этой операции и описано ли это где-нибудь в немецкой военной литературе?Мне, к сожалению, не удалось найти. Когда у меня возникли сомнения в том, что действительно ли все было затоплено и гибли люди там, я изъездил всю эту территорию в квадрате Яхрома-Рогачево-Конаково-Дубна, и я там встретил массу людей, ну, не то что массу людей, это люди очень пожилого возраста, которые помнили об этом, которые рассказывали, и эта история передавалась из поколения в поколения. Мне рассказывал житель поселка имени 1 мая, это рабочий поселок прямо на уровне ирригационных каналов, впадающих в Яхрому, и он рассказывал, как бабушка пережила все это, она выжила. Многие ж не выжили, а те, кто выжил, оставили воспоминания. Она рассказывала, что они спрятались в картофелехранилище, и несколько солдат, перешедших Яхрому и ирригационный канал, они их просто спасли. Во-первых, там артиллерия била со всех сторон. Там были низкие совершенно щитовые дома, ниже даже крестьянских изб, и естественно, артиллерия била по тому, что видно, а видно было с высокой трубой картофелехранилище. И вот они говорят: «Что же вы тут сидите? Вас сейчас убьют. И начала поступать вода, они вышли и сумели по дороге, которая шла по насыпи чуть выше канала, выйти и уйти в сторону Дмитрова.Искандер, скажите, а известно ли, кто-то вел ли такие подсчеты, сколько людей погибло в результате затопления этих деревень?Вот эти подсчетов мне нигде не удалось найти. И когда публиковали на блогах, я давал своим знакомым отрывки, там была масса возражений людей-сталинистов, видно было по их блогам в «Живом журнале, что это ярые поклонники Сталина, они говорили, что вообще там никто погибнуть не мог, что дома стоят высоко над уровнем реки, и что еще есть чердак, еще есть крыша. Но когда я разговаривал с медиками, они говорили, что спастись в такой ситуации мало шансов.А известно хотя бы, какое было примерно население этих деревень до потопа?По конкретным деревням таких подсчетов нет. Известно, что из 27 миллионов, сейчас такая цифра считается, на штатный состав Красной Армии приходится только одна треть из этого числа.Даже меньше.Две трети – это мирное население. Мне военные говорили, что вообще не надо поднимать эту тему, потому что любой артобстрел – это гибель мирного населения.Искандер, я вас прерву и прерву нашу программу на несколько минут пока пройдет выпуск новостей, после чего мы продолжим нашу беседу.Еще раз добрый вечер, уважаемые слушатели. Мы продолжаем программу «Цена Победы, которую веду сегодня я, Виталий Дымарский. Напомню, у нас в гостях журналист, историк Искандер Кузеев, автор статьи «Потоп московский, опубликованной в сегодняшнем номере газеты «Совершенно секретно. И о тех событиях осени 1941 года, которые описывает Искандер Кузеев, мы беседуем с нашим гостем. Итак, мы остановились на том, что попытались выяснить, сколько же людей жили и сколько погибли в тех 30-40 деревнях, которые были затоплены по специальному приказу Верховного главнокомандования путем сброса воды из Истринского и других водохранилищ в конце 1941 года. Понятно, что такие подсчеты тяжелы, вряд ли мы найдем точное число. А вы не интересовались, сколько из этих деревень потом возродились? Сейчас они существуют или от них ничего не осталось и все было построено на новом месте?Многие поселки, которые стояли практически на уровне воды, они были отстроены заново. Те деревни, которые были на более высоком месте, они были подтоплены и сохранились. Но там трудно тоже сказать, насколько они были подтоплены. Здесь я должен ответить оппонентам, которые уже высказывались по тому поводу, что затопления могло вообще не быть, что деревни на реке Сестра находятся очень низко над уровнем воды. Это связано с тем, что там не было паводкового затопления. Здесь я должен сделать небольшое отступление историческое. Река Сестра находится на трассе старого канала, который начал строиться еще во времена Екатерины, есть такое селение на реке Истра Екатерининские валы, и канал проходит через город Солнечногорск, он был не достроен в связи с тем, что отпала необходимость. Уже практически все готовы были сооружения. Это канал фактически на трассе Москва-Петербург. И когда построили Николаевскую железную дорогу, то строительство канала прекратилось, но были построены все гидротехнические сооружения – шлюзы, мельницы. И река Сестра до Солнечногорска, она вся была, как говорят речники, зашлюзована, там очень много стояло шлюзов, мельниц. И вот эти все старые гидротехнические сооружения не позволяли разливаться паводкам, поэтому деревни на этом пути судоходном. Одна деревня, где я побывал, например, называется Усть-Пристань, это на месте впадения Яхромы в Истру, и дома стоят очень низко, видно, что если подъем был 6 метров, то все это могло быть затоплены.Понятно. Передо мной ваша статья лежит и я хочу зачитать диалог между Жуковым и Сталиным. Когда Сталин говорит, что через два дня все должно быть готово, ему Жуков возражает: «Товарищ Сталин, мы же должны эвакуировать население из зоны затопления. На что следует такой ответ Верховного главнокомандующего: «Чтобы информация просочилась к немцам и чтобы они послали к тебе свою разведроту? Это война, товарищ Жуков, мы сражаемся за победу любой ценой. Я уже отдал приказ взорвать Истринскую плотину. Даже свою дачу в Зубатово не пожалел. Ее тоже могло волной накрыть. Ну, это я так понимаю, не реальный диалог? Не то чтобы вымышленный, но реконструированный?Это реконструкция, да.Реконструкция по каким-то отдельным свидетельствам, видимо?Да. Ведь поток из Истринского водохранилища практически доходил до Москва-реки и мог затопить все вот эти дачные поселки, дачи в Зубатово, которые на Рублевке и до Рублевской плотины. Уровень там 124 метра, а уровень Истры…А, скажите, Искандер, разговаривали ли вы с какими-нибудь военачальниками, стратегами нашими, специалистами военного дела? Жертвы, цена Победы – это вопрос, который мы постоянно обсуждаем. А что касается просто чисто военной эффективности, это была эффективная мера для того, чтобы остановить немцев?В общем-то, да. Ведь линия фронта от Калинина до Москвы сократилась фактически до двух точек – деревня Крюково, известная даже по песням, и Пермиловские высоты, где стоит памятник, кстати, единственный в России памятник генералу Власову.До сих пор стоит?Да. Там выбито его имя, он там командовал 20-й армией.А, ну как один из, не отдельный ему памятник.Да. Там потом появилась ударная армия Кузнецова, когда началось наступление, бронепоезд 73-й НКВД, еще какие-то воинские части, и в том числе 20-я армия.Но ведь эту же операцию можно подать и по-другому, что другого выхода не было?Ну да, и эта операция была не единственная такого рода. Ведь еще на другой стороне был другой диктатор…Мы об этом еще поговорим, меня просто данная ситуация интересует. Можно еще и так сказать, вот как те сталинисты, которые вам возражают, ну, они оспаривают сам факт, а чего им оспаривать-то сам факт, ведь можно сказать, что другого выхода не было, да, это было тяжело, сопряжено с огромными жертвами, но это тем не менее оказалось эффективно.В то же время, да, был риск, что война закончится в 1941 году, Гудериан уже получил приказ двигаться в сторону Горького. Должны были войска с севера и с юга где-то в районе Петушков сомкнуться…Ну да, это известная вещь, что Гитлер уже решил, что Москва фактически пала и можно перебрасывать войска на другие направления.Не задерживаться, а дальше идти. Была стратегия выбрана по линии «А, Астрахань-Архангельск.Я хочу еще раз вернуться к вопросу о количестве жертв. Я еще раз сошлюсь на вашу статью, где вы пишете, что когда пытались выяснить зону затопления и хотя бы ориентировочное число жертв, то ваше внимание жители деревни обратили на другое. Я опять же процитирую, в данном случае цитата точная, раз вы сами ее слышали: «Видите тот холм? Там просто скелеты внавалку. И показали на небольшой холмик на берегу реки Сестры. «Там лежат каналоармейцы. Видимо, это люди, гулаговцы, которые строили этот канал. Я вот к чему это спрашиваю. Видимо, там, помимо деревень, помимо живых душ, там были какие-то захоронения, кладбища и так далее, которые тоже были все затоплены?Скорее всего, кладбища-то были на правой стороне. В деревне Карманово, где мне говорили про каналоармейцев, я еще подумал, что ослышался, спрашиваю: «Красноармейцы?–«Нет, каналоармейцы. Там ведь канал стал фортификационным сооружением и, собственно, всех строителей канала также можно считать людьми, которые стали жертвами этой войны, обороны Москвы. По разным источникам, в городе Дмитрове, подсчитывали научные работники в местном музее, там по их подсчетам от 700 тысяч до 1,5 миллионов человек погибли.Погибли или были заняты на строительстве?Погибли на строительстве, там массовые захоронения. Мне рассказывали в поселке Летчик-Испытатель, на берегу Икшинского водохранилища, сейчас там какие-то структуры заняли последнее колхозное поле, стали строить коттеджи на небольшом кургане, и там наткнулись на массовые захоронения. Недавно строители реконструировали Волоколамское шоссе, строилась третья нитка туннеля и развязка на пересечении улиц Свобода и Волоколамского шоссе, там под каждой опорой масса скелетов, там было кладбище, и была масса скелетов внавалку уже под самим каналов. Там, если человек падал, просто оступился, был приказ не останавливать никаких бетонных работ, все в непрерывном темпе, и люди просто гибли. Описан в литературе такой случай на строительстве 3-го шлюза, когда просто на глазах у всех человек проваливался в бетон.Искандер, еще один вопрос. Есть такая версия, что когда советское руководство готовилось к эвакуации из Москвы и когда считалось, что Москву придется сдать немцам, был план вообще-то затопления самого города Москвы?Да, об этом мне тоже говорили исследователи, которые связаны с этой темой. Есть такая Химкинская плотина между Ленинградским шоссе и коттеджным поселком нынешним Покровское-Глебово в парке Покровское-Глебово. Эта плотина держит весь каскад водохранилищ к северу от Москвы – Химкинское, Пироговское, Клязьминское, Пестовское, Учинское и Икшинское, находится на уровне 162 метра, как и все водохранилища, вода в Москве-реке находится в центре города на уровне 120 метров, то есть перепад 42 метра, и там, как мне рассказывали, была заложена тонна взрывчатки, включая эту плотину и ее мертвый объем, который уже ниже сброса паводковых вод, ниже сброса той речки Химки, который из нее вытекает, и вот этот поток мог просто обрушиться на столицу. Я разговаривал с ветераном, бывшим руководителем канала, мы сидели на третьем этаж здания рядом с 7-м шлюзом на пересечении как раз Волоколамского шоссе и улицы Свободы, он говорит: «Вот, мы сидим на третьем этаже, поток как раз, по нашим расчетам, именно до этого уровня мог подняться. А дальше масса даже высотных строений практически была бы затоплена.Но никаких документальных подтверждений этих планов нет, как я понимаю? Есть только такие свидетельства людей устные?Да. И там же мне рассказывали, когда разбирали мост через Клязьминское водохранилище старый, сейчас там построен новый мост на Дмитровском шоссе, и там уже в 80-х годах находили взрывчатку в огромных количествах.Которая, судя по всему, была предназначена именно для взрыва.Для взрыва моста. А здесь эта территория закрытая, там еще в 80-х годах можно было проехать по этой плотине, причем стоял «кирпич и написано было с «20.00 до 8.00, то есть на вечернее время только закрывалась дорога, а сейчас она полностью закрыта, огорожена забором, колючей проволокой и эта местность абсолютно недоступная.Собственно, когда мы говорим, что нет документальных свидетельств, документальных подтверждений, можно еще и предположить, что мы просто не ко всем документам имеем доступ, потому что, как известно, у нас архивы раскрываются, но очень лениво, я бы сказал.И эта история в виде легенды долгое время ходила и приписывалось, что это была идея Гитлера после прихода немцев затопить Москву. Пьеса была такая у Андрей Вишневского «Москау зее, «Московское море. Такая реконструкция, когда после победы Гитлера на лодках прогуливаются…Это как бы чисто пропагандистский был ход, что Гитлер собирался затопить.Ну, да.А, может, это была некая подготовка к тому, что сами могли затопить.Да, трансформация реальных событий.Кстати, сам товарищ Гитлер ведь тоже подобную операцию затеял в Берлине.Да, здесь, по этим операциям, видно, что очень мало разницы между двумя такими диктаторами, когда речь идет о спасении собственной жизни, то диктатор готов пожертвовать жизнями собственного народа. В фильме «Освобождение был такой эпизод, когда были открыты шлюзы на реке Шпрее и заслонки…Да, и актер Олялин, игравший там капитана Цветаева.Который там погиб геройски. По-разному можно относиться к этому фильму, тоже во многом пропагандистскому, но там была потрясающая сцена, когда немцы, буквально пять минут назад бывшие противниками, они вместе выносили раненых, вместе держали линию оцепления, чтобы первыми могли выйти женщины и дети, это на станции «Унтер ден Линден, прямо рядом с Рейхстагом.Кстати, про фильм «Освобождение я мог бы сказать, что, да, действительно его воспринимают и совершенно, наверное, справедливо как фильм в первую очередь пропагандистский, но там достаточно много воспроизведено реальных событий войны, из которых каждый человек непредвзятый может сделать собственные выводы. Я помню, например, очень много эпизодов из фильма «Освобождение, которые меня наводили на мысли совершенно, может быть, не те, на которые рассчитывали авторы фильма. И по поводу того, как товарищ Сталин отдавал приказы брать те или иные города любой ценой и так далее. Поэтому это тоже имеет свою, так сказать, может быть, историческую даже ценность, этот фильм. Кстати, по-моему, не только в Берлине готовилось затопление. Мне кажется, что еще где-то, по-моему, в Польше был вариант затопления города? Нет, там взрыв был, там взорвать, по-моему, хотели Краков полностью.Насчет Кракова, я думаю, это, скорее, тоже из области легенды, потому что Краков стоит очень высоко…Там, действительно, там не затопление было. Во-первых, спасибо вам, что вы приоткрыли, хотя, может быть, не полностью еще, но приоткрыли еще одну страницу истории войны. В какой степени вам показалось, что вы ее приоткрыли, и сколько еще закрытого в этой странице?Ой, очень много закрытого. Вообще, очень интересная тема отношения военного руководства к мирному населению. Буквально на днях были опубликованы мемуары режиссера театра Мейерхольда Александра Нестерова. Это такой титанический подвиг московского поэта Германа Лукомникова, у которого оказались истлевшие, буквально собранные по клочкам дневниковые записи времен войны, 1941-42 годы, в Таганроге. И когда я читал эти дневниковые записи Нестерова, у меня просто волосы вставали дыбом. Мне казалось, что я читаю отрывки из «1984 Оруэлла, когда на город Лондон систематически сбрасываются бомбы, гибнут люди при артобстрелах. Гибли русские люди, обстреливались всю зиму 1941 года и летом 1942-го, обстреливался город, его жилые кварталы, гибли люди, обстреливались и сбрасывались бомбы на жилые дома. Прифронтовой город Ростов несколько раз сдавался и занимался снова советскими войсками. И из этих дневниковых записей видно отношение людей к этому: «Большевики сбросили бомбы, большевики обстреливали город.То есть обе стороны воевавшие с мирным населением не считались, можно сделать вывод такой, я думаю. Кстати, если посмотреть на потери во Второй мировой войне, причем не только Советского Союза, но и всех участников с обеих сторон, как антигитлеровской коалиции, так и сторонников Германии, то можно посмотреть, что чисто военные потери – соотношение, конечно, в каждой стране свое, все зависит от степени участия в войне – но мирных жителей погибло намного больше, чем на полях сражений.Да. В то же время я не слышал, чтобы, например, немцы бомбили занятый советскими войсками Кенигсберг. Такого не было.Ну, есть, конечно, примеры такого человекосбережения. К ним тоже, наверное, можно по-разному относиться. Многие, например, считают, что те же французы, уступив Гитлеру достаточно быстро, мы знаем, там сопротивления практически не было, что тем самым они просто сберегали жизни людей и сберегали города, тот же Париж, условно говоря, занятый немцами, он остался таким, каким и был. И существует еще много дискуссий до сих пор на тему блокады Ленинграда. Это тяжелая тема. Там безумное количество людей. Во-первых, что этой блокады можно было избежать, если бы вели более мудрую, что ли, более рациональную хотя бы политику в отношениях с Финляндией, с одной стороны.А если бы не начали 22 июня бомбить Хельсинки?Ну да, там сложная история.И ни в одном из оккупированных городов ведь не было такой ситуации, как в Ленинграде. В мемуарах Гудериана я читал, его записи, где он говорил о снабжении продуктами, что вывешены объявления, что продукты есть в достаточном количестве, чтобы население не беспокоилось в Орле, например.Так что людьми жертвовали без оглядки без всякой, без подсчетов. И я уж так, может быть, даже отвечая не напрямую многим нашим слушателям, которые часто пишут нам, зачем мы об этом, о том, о сем, я еще раз хочу напомнить, что у нас программа о цене Победы. Цена Победы, подчеркиваю слово «цена, могла быть другой, по нашему мнению. И цена Победы, которая в первую очередь выражается числом погибших, числом человеческих жизней, отданных и положенных на алтарь этой Победы. И просто чтобы разобраться в этом, потому что победа любой ценой очень часто бывает, мне кажется, пирровой победой. Во всяком случае надо уметь критически смотреть на свое прошлое и как-то понимать его. Искандер, как у нас говорят в интервью с писателями, ваши творческие планы? Будете ли вы продолжать эту тему? Будете ли вы ей еще заниматься, какие-то расследования, исследования?В следующем номере мы планируем продолжение этой темы именно по Подмосковью. Думаю, те мемуары Нестерова, которые буквально на днях опубликованы в Интернете, они заслуживают того, чтобы о них поговорить отдельно. Это очень интересно. Это чудо, что сохранились такие записи. Ведь это опасно было их хранить. Там есть, например, такая запись: «Жители Таганрога празднуют годовщину освобождения города от большевиков. Это чудо, что такие записи сохранились.Чудо, что они сохранились в руках частных лиц, потому что, я думаю, что такого рода свидетельств достаточно много. Другое дело, что они все попали, как в свое время говорили «куда надо. Я думаю, что многие слушатели, наверное, помнят, я сейчас провел несколько программ с исследователем из Великого Новгорода, который занимается коллаборационизмом во время войны. И там очень много документов. Я даже ездил в Великий Новгород и видел, что очень много документов, сохранившихся с той поры, где очень много свидетельств того, как все это происходило. Оккупация – это тоже очень тяжелая такая тема. Так что какие-то документы, свидетельства есть.Ведь Новгород – город, который практически четыре года был оккупирован.Поменьше, там Псков, по-моему, дольше всех был под немецкой оккупацией. Ну, хорошо, я благодарю Искандера Кузеева за нашу сегодняшнюю беседу. А с вами, уважаемые слушатели, мы прощаемся до следующей нашей программы. Всего доброго, до свидания.Оригинал взят у









Дошли бы немцы до Москвы в 1939 году?

04.01.2012


Раздумья в юбилей победы Красной Армии под Москвой …

Новый, 1942 год, Советская Россия встречала в
повышенном настроении. 70 лет назад наши войска одерживали первые в ходе
Великой Отечественной войны победы. Но, возвращаясь к истории тех
героических дней, всегда невольно задумываешься: могло ли быть так,
чтобы эти победы были одержаны раньше? Можно ли было не допустить врага к
стенам Москвы?

Слишком уж тяжело сложилась для нашей Родины война, чтобы не
задумываться об альтернативах. Кто-то, конечно, сразу скажет избитую
фразу «история не имеет сослагательного наклонения». Но ведь если это
действительно было бы так, если бы ход истории представлял собой
фатальную неизбежность, то мы не имели бы возможности судить о том, что в
истории было плохо, а что хорошо. Не было бы тогда в истории ни добра,
ни зла, ни ошибок, ни достижений, а во всём - была бы только одна
безличная судьба... Нет, история постоянно ставит перед своими участниками
тот или иной выбор! И в первую очередь - перед государственными
деятелями.

Многое написано, хорошо и правильно, о причинах, побудивших советское
руководство (то есть Сталина) в августе 1939 года подписать договор с
гитлеровской Германией о ненападении и о разделе Польши. Установлено,
что к этому шагу привела, прежде всего, антисоветская политика Англии,
Франции и Польши. Доказано, что Сталин, подписывая этот договор, исходил
из совершенно верных, с точки зрения достижения конечной победы,
соображений о необходимости отсрочки для СССР неизбежного вооружённого
столкновения с «третьим рейхом». Убедительно разъяснено, что
присоединение к СССР Прибалтики, Западной Белоруссии (Чёрной Руси),
Западной Украины (Червонной Руси), Бессарабии существенно улучшило
стратегическое положение СССР перед войной. Действительно, легко
представить, что, если бы немецкие войска летом 1941 года начали своё
наступление с тех рубежей, которые имелись у СССР на западе за два года
перед этим, то они продвинулись бы значительно дальше на восток,
овладели бы и Ленинградом, и Москвой. Много верных слов сказано о том,
что в 1939 году Красная Армия была значительно менее боеспособна, чем
стала к лету 1941 года; что за два года в РККА появилась новая боевая
техника, выдвинулись новые командные кадры взамен репрессированных; что
были учтены уроки зимней войны с Финляндией; и т.д. и т.п. Это всё так.

Однако при этом почти никогда не упоминается о том, что
эти 22 месяца отсрочки получила не только наша страна, но и нацистская
Германия. Вопрос, на самом деле, должен стоять так: кто смог лучше
использовать эту отсрочку для подготовки к великой войне: СССР или
«третий рейх»?

А пока мы не ответили на этот вопрос, то правомерно будет любое
сомнение в том, правильно ли, в контексте всех последовавших затем
событий, поступил Сталин, пойдя в августе 1939 года на соглашение с
Гитлером, а не решившись ввязаться с ним в войну сразу же.

Этот вопрос, безусловно, очень обширен, чтобы окончательно решить его
в одной статье. Тут необходимо писать целую книгу, сравнивая многие
вещи: состояние военной экономики, различные типы вооружений,
функциональную готовность вооружённых сил сторон. Далеко не по всем
параметрам можно будет провести количественное сравнение, а, значит,
полученные при этом выводы будут далеко не бесспорными. И всё-таки
исследование такого рода нужно. Здесь могут быть намечены только
некоторые самые основные направления такого исследования

.

Сравнивая ситуации осени 1939 и лета 1941 гг. мы должны
отметить, прежде всего, такое главное различие: у Германии в 1939 году
не имелось оперативного плана молниеносного разгрома Советского Союза,
подобного плану «Барбаросса».

Исходя из всей геополитической и военно-стратегической обстановки,
исходя также из состояния самих германских вооружённых сил, такого плана
и не могло быть. В 1939 году не была известна, в первую очередь, сама
линия, где могло произойти боевое соприкосновение советских (и
присоединившихся к ним в этом случае польских) и немецких войск. Далее,
где бы эта линия ни находилась, она не заходила бы к югу далее Карпат.
То есть, советско-германский фронт не простирался бы до Чёрного моря,
как случилось в 1941 году. Участие Румынии в военных действиях против
СССР в тот период исключалось, так как эта страна в своей внешней
политике ориентировалась пока ещё на Англию и Францию, а те, в
рассматриваемой ситуации, были бы формальными союзниками СССР.

По той же причине осенью 1939 года исключалось и участие Финляндии в
войне против СССР. Присоединение Финляндии и Румынии к антисоветской
коалиции, возглавляемой Германией, произошло лишь после того и
вследствие того, как в 1940 году СССР включил в свой состав часть
прежних финляндских и румынских владений. Следовательно, оперативные
возможности Германии по ведению боевых действий против СССР были бы
вынужденно ограничены. Они существенно уступали бы таковым 1941 года.

Говоря о ситуации в 1939 году, указывают на договора, имевшиеся у
прибалтийских государств с Гитлером, предусматривавшие вступление туда
немецких войск по просьбе этих правительства в случае «возникновения
угрозы со стороны СССР». Но ведь ничто не мешало Советскому Союзу
двинуть туда свои войска сразу же, как только туда вступят войска
немецкие. Следовательно, армии обеих сторон вошли бы в пределы
Прибалтики приблизительно одновременно. А это значит, что встреча между
ними в 1939 году произошла бы не на советско-эстонской границе, то есть
не у Нарвы и Пскова, а значительно южнее, где-то на рубеже Даугавы.
Следовательно, никак нельзя однозначно утверждать, что, начав
наступление с этого рубежа, немцы обязательно овладели бы Ленинградом.

В ходе войны против Польши в сентябре 1939 г. участвовала 61 дивизия
германских сухопутных сил общей численностью примерно 1,8 млн. человек
(ещё 43 дивизии вермахта находились на Западе). В них было задействовано
2379 танков и 2231 боевой самолёт (на Западе у немцев совсем не
оставалось танков и только 1359 самолётов). Со стороны Советского Союза к
операциям на западной границе (вылившимся в почти бескровное занятие
бывших восточных районов Польши) в сентябре 1939 г. было привлечено 52
дивизии и бригады общей численностью всего 618 тыс. человек, но
насчитывавших 4736 танков и 3298 боевых самолётов. К ним, при условии
совместных действий против немцев, могли бы заблаговременно
присоединиться польские войска общей численностью около 1 млн. человек,
600 танков и 800 самолётов. (М.И. Мельтюхов. Советско-польские войны.
М., 2001).

Закончилось бы первое боевое столкновение между этими силами сокрушительным разгромом РККА? Крайне сомнительно.

Тем более, что данные относятся к советским войскам в условиях, когда
советское руководство не планировало воевать с Германией. При
отсутствии договора о ненападении с Германией численность советского
контингента, видимо, была бы больше.

Даже если первые сражения привели бы к вытеснению советских войск на
территорию СССР (в границах до 1939 года), то дальнейшее немедленное
наступление германской армии было бы затруднено расширением оперативного
пространства к востоку от довоенной советско-польской границы. Для
этого немцам потребовалось бы существенное увеличение количества войск
на Востоке. Кроме того, война начиналась бы не в начале лета, как в 1941
году, а осенью, значительно позже. Зимой неизбежно последовала бы
оперативная пауза.

Можно с большой долей уверенности предположить, что в 1939 году Германия не сумела бы победить СССР.

А за зиму 1939/40 г. стороны накапливали бы силы, готовясь к решающей
летней кампании 1940 года. При этом в распоряжении Советского Союза
находилось бы значительно больше территорий, а значит и ресурсов, чем
оставалось после сокрушительных поражений лета и осени 1941 года.
Значит, в кампанию 1940 года Германия вряд ли смогла бы достичь таких
успехов, какие она имела против СССР в 1942 году.

Таким образом, исходя лишь из оперативно-стратегической обстановки на
сентябрь 1939 года, можно определённо говорить, что вступление в войну с
Германией в той обстановке было для СССР выгоднее, чем в июне 1941
года.

Конечно, необходимо учитывать и другие обстоятельства. На бумаге
число танков и самолётов в РККА было и летом 1941 г. выше, чем в
вермахте. Но это не помогло нашим войскам успешно отразить вражеское
вторжение. А в каком состоянии была наша армия в 1939 году?

Некоторые авторы, желая доказать функциональную неготовность Красной
Армии к крупному вооружённому конфликту в 1939 году, доходят до
утверждения, будто регулярная армия в СССР стала создаваться только
осенью 1939 года. И в доказательство ссылаются на закон СССР от 1
сентября 1939 г. «О всеобщей воинской обязанности», говоря, будто якобы
лишь он впервые установил принцип обязательной воинской службы в СССР в
мирное время. Трудно сказать, чего в таких утверждениях больше -
неосведомлённости или сознательной подмены понятий.

С 1925 по 1939 год в СССР действовал закон «Об обязательной военной службе». Он устанавливал порядок прохождения военной службы в мирное время всеми трудящимися, заменяя её другими видами воинской повинности для т.н. нетрудовых классов населения и лиц «непролетарского» происхождения.

Замена формулировки «обязательной» военной службы на
«всеобщую» в 1939 году была вызвана не каким-то коренным изменением
принципа комплектования РККА, а отменой всяческих ограничений
гражданских прав по социальному принципу Конституцией СССР 1936 года.

Закон 1925 года не мешал неуклонному увеличению численности РККА в
течение всего 1939 года. В сентябре 1939 года, то есть ещё до применения
на практике нового закона, она достигла цифры в 5,3 млн. человек (А.В.
Исаев. Антисуворов. М., 2004). Это было даже больше, чем потом в июне
1941 г. - лишь 4 млн. человек. Для сравнения: общая численность
германских вооружённых сил в сентябре 1939 г., включая ВМФ и люфтваффе,
составляла 4,5 млн. человек (М.И. Мельтюхов. Ук. соч.).

Зачем Сталину нужна была такая крупная армия осенью 1939 года,
догадаться нетрудно. Пакты пактами, но неизвестно, как там будет на
самом деле. Не захотят ли немцы, разбив Польшу, пойти дальше на восток? И
действительно, будь у Гитлера уверенность, что он в 1939 году сможет
разгромить СССР, разве стал бы он оглядываться на пакт о ненападении?
Конечно, он поступил бы с ним также, как летом 1941 года. Ведь нападают
всегда не на сильного, а на слабого противника! Договора о разграничении
сфер влияния заключают не со слабым, а с сильным! Если Гитлер в августе
1939 года охотно пошёл на соглашение со Сталиным, значит, он очень
сильно боялся советской военной мощи. И не напрасно.

У Гитлера было не меньше оснований опасаться масштабной
советско-германской войны, чем у Сталина. Вермахт в 1939 году был
совершенно не готов к такой войне.

Польская кампания была первой пробой новых тактических принципов
вермахта. Причём - против заведомо более слабого противника. И нельзя
сказать, что немецкие войска всюду оказались на высоте положения. Исход
польской кампании был предрешён тем, что Польша сопротивлялась в
одиночку и была раздавлена превосходящими силами противника. Учитывая
общее превосходство немцев (в людях в 1,8 раза, в артиллерии в 3,5 раза,
в танках и самолётах в 5 раз), а также ограниченное пространство, на
котором была вынуждена обороняться польская армия, и сходящиеся
направления, по которым действовал вермахт, можно сказать даже, что
немцы воевали вяло и провозились в Польше слишком долго. Несмотря на
такое удручающее соотношение сил, поляки в ряде мест довольно успешно
оборонялись против немцев. Это показывает, что в 1939 году сами немцы
только-только осваивали науку современной войны.

Реальный боевой опыт вермахта и РККА осенью 1939 года был одинаковым,
то есть у тех и у других он был практически равен нулю. Никакого
преимущества над нашими немцы в этом отношении не имели бы. Летом 1941
года положение в этом отношении существенно изменилось. Было бы
совершенно неверно недооценивать опыт, приобретённый вермахтом в боях в
Европе 1939-1941 гг. лишь на том основании, что они нигде не встретили
серьёзного сопротивления. Наоборот, именно в боях, не требующих слишком
большого напряжения, лучше всего оттачивать новые приёмы военного
искусства и механизм управления войсками.

Ну, а получила ли Красная Армия между осенью 1939 и весной 1941 гг.
опыт ведения боевых действий, равноценный немецкому? В войне с
Финляндией? Эта война совершалась в особых условиях, её опыт не мог быть
универсален. Финская армия либо жёстко оборонялась на хорошо
подготовленных рубежах (линия Маннергейма), либо вела полупартизанскую
войну в районе, плохо обеспеченном коммуникациями. В войне с
высокоманевренным противником, каким оказался вермахт, опыт войны против
Финляндии мог иметь лишь очень ограниченное применение. Вдобавок,
непосредственно в военных действиях против Финляндии участвовала лишь
небольшая часть всей РККА.

В отличие от Красной Армии, вермахт в 1939-1941 гг. приобрёл опыт
ведения боевых действий в самых разнообразных условиях, против различных
противников. Но самое ценное, что он оттуда вынес - чувство полного
собственного превосходства над любым противником. Такого чувства,
подкреплённого не пропагандой, а реальным боевым опытом, не было и не
могло быть у Красной Армии в 1941 году.

О том, что осенью 1939 года в Германии, как среди
гражданского населения, так и среди войск, царили не энтузиазм и
воинственный дух (как летом 1914 года), а настороженность, граничившая с
унынием, свидетельствуют почти все немецкие мемуаристы.

О слабой подготовке и низкой дисциплине в частях вермахта с тревогой
докладывал Гитлеру сразу по завершении польской кампании
главнокомандующий сухопутными войсками Браухич. Он сообщил о таких
фактах:

«1. Пехота показала себя в польской войне безразличной и лишённой
наступательного духа; ей не хватало именно боевой подготовки и владения
наступательной тактикой, так же и ввиду недостаточного умения младших
командиров.

2. Дисциплина, к сожалению, очень упала; в настоящее время царит
такая же ситуация, как в 1917 г.; это проявилось в алкогольных эксцессах
и в распущенном поведении при перебросках по железным дорогам, на
вокзалах и т.п.».

«Армия нуждается в интенсивном воспитательно-боевом обучении, прежде
чем она сможет быть двинута против отдохнувшего и хорошо подготовленного
противника на Западе», - резюмировал Браухич свой доклад (Цит. по: В.
Кейтель. Размышления перед казнью. Смоленск, 2000).

Конечно, можно утверждать, что оценки Браухича были пристрастными и
оказались инспирированы оппозицией Гитлеру, сильной в руководстве
вермахта и к которой, по общему мнению историков, принадлежал Браухич.
Гитлер, по свидетельству Кейтеля, отверг доклад Браухича как поклёп на
германскую армию. Однако было бы неверным считать, что он полностью
проигнорировал содержавшиеся в нём оценки и советы. Судя по всему
последующему, должные выводы из доклада Браухича руководством Германии
были всё-таки сделаны.

Больше всего укрепили боевой дух и дисциплину германской
армии её успехи в 1940-1941 гг. Ведь ничто так не поднимает настроение,
как лёгкие уверенные победы.

В кампании на Западном фронте летом 1940 года немцы отработали
технику дезорганизации тыла противника методом диверсий. Спустя год этот
приём, применённый ими умело и в большем объёме, сильно способствовал
успеху их вторжения в Россию. «Чтобы открыть путь своим войскам, Гитлер в
подходящий момент использовал штурмовиков, которые проникали на
территорию противника ещё в мирное время под видом коммерсантов или
экскурсантов и по получении соответствующего сигнала переодевались в
военную форму противника. Их задачей было выводить из строя
коммуникации, распространять ложные слухи и, если возможно, похищать
видных общественных деятелей. Этот замаскированный авангард немцев в
других странах в свою очередь должны были поддерживать парашютисты» (Б.
Лиддел-Гарт. Энциклопедия военного искусства. Стратегия непрямых
действий. М.; СПб, 1999). Осенью 1939 года для внезапного и широкого
применения этого метода против СССР у Германии ещё не было готово
решительно ничего.

О сравнительной эффективности подготовки той и другой стороны к войне
в 1939-1941 гг. можно наглядно судить, сопоставив эту подготовку в ВВС
РККА и в люфтваффе. Как вспоминал будущий наш прославленный ас Великой
Отечественной войны Александр Покрышкин, опыт воздушных боёв гражданской
войны в Испании в выступлении одного из участников тех событий перед
летчиками полка свёлся... к совету «отрезать плечевые привязные ремни»,
чтобы легче было выбраться из горящего самолёта. В начале войны эта
нелепая рекомендация привела к несчастным случаям с трагическими
исходами при аварийных посадках наших самолётов.

«Опыт воздушных боёв в Испании, Монголии, Китае был засекречен! А инструкции и наставления составляли те, кто сам не воевал».

(А.В. Тимофеев. Александр Покрышкин. Великий лётчик великой войны. М., 2009).

По окончании войны в Испании командующий люфтваффе Герман Геринг
пригласил к себе лучшего аса германского легиона «Кондор» капитана
Вернера Мёльдерса и предложил ему написать рекомендации о том, как
следует строить тактику воздушного боя и организацию истребительных
частей люфтваффе. Наставления Мёльдерса были положены в основу
подготовки люфтваффе. Сам Мёльдерс, уже полковник, летом 1941-го
командовал лучшей немецкой истребительной эскадрой на Восточном фронте.

В августе 1940 г. Геринг издал приказ, согласно которому каждую
истребительную эскадру должен был вести в бой её командир. У нас же
командир 20-й авиадивизии, в которой служил Покрышкин, А.С. Осипенко
(тоже, кстати, ас испанской войны) сам в бой уже не летал. «Прилетая в
4-й полк, Осипенко ругал тех, кто служил здесь, и ставил в пример 55-й
полк. И наоборот. Каждый прилёт комдива становился "событием". ...
Осипенко обнаруживал у лётного состава недостаточную строевую подготовку
или вдруг замечал мусор на аэродроме. И заставлял, прервав полёты,
маршировать или цепью прочёсывать лётное поле в поисках окурков! Однажды
Покрышкин и другие лётчики заявили: "Мы должны к защите Родины
готовиться, а не собирать окурки". Поразмыслив, Осипенко отменил приказ и
уехал. Обычно же следовали разносы в духе: "Как руку держите?! Не
умеете подходить к генералу!"» (А.В. Тимофеев. Ук. соч.).

В декабре 1940 г. на сугубо деловом совещании высшего командного
состава видов советских вооружённых сил в Москве, посвящённом насущным
вопросам подготовки к войне, главком ВВС П.В. Рычагов «предлагал, говоря
о взаимодействии авиации с наземными войсками, "научить пехоту,
танковые части и конницу обозначать свои расположения полотнищами,
цветными дымами и другими средствами..." ...Вместо радиостанций - цветной
дым... С удовлетворением в июне 1941 года немецкое командование
установило, что в советских ВВС отсутствует отдельная служба связи,
подобная корпусу воздушной связи люфтваффе. Ни слова нет в докладе
начальника Главного управления ВВС об отставании в новой технике,
моторах, о нехватке бензина для подготовки лётчиков» (Там же).

Александр Покрышкин вспоминал:

«Как нам трудно было в воздухе без радиосвязи! ... Это заставляло нас
строить плотные боевые порядки в группе, они же были невыгодны из-за
плохой маневренности в воздушном бою. А сколько можно было спасти жизней
лётчиков, если бы при наличии радиостанций своевременно предупредить
своего товарища, находящегося в смертельной опасности». Новая советская
военная техника была хорошо засекречена от собственных войск, но не от
противника. Поэтому новые «МиГи», «Яки» и «Су» неоднократно попадали под
огонь наших же истребителей и зенитных батарей.

Если бы плохо было только в авиации... А как быть с тем, что перед
началом войны танковые войска Киевского особого военного округа (где
была самая крупная советская танковая группировка) были укомплектованы
запасными частями всего на И в первые же дни войны большинство
танков вышли из строя не от огня противника, а ещё в ходе выдвижения на
боевые позиции? (Великая Отечественная война. М.: «Наука», 1998. Кн.1).

Сопоставляя все эти и многие другие подобные факты,
невозможно избавиться от ощущения, что время для подготовки к великой
войне между сентябрём 1939 года и июнем 1941 года было значительно лучше
использовано Германией, чем нашей страной.

А как прикажете оценить тот факт, что к лету 1941 года в распоряжении
нацистской Германии находились ресурсы всей континентальной Европы?
Тогда как осенью 1939 года Германия могла рассчитывать только на
Австрию, Чехословакию и Западную Польшу. Западная и Северная Европа
находились вне её доступа. Румыния, Венгрия, Финляндия ещё не были
союзниками Германии. Муссолини объявил нейтралитет Италии в конце
августа 1939 года. Спрашивается, когда геополитическая обстановка в
Европе была более благоприятна для СССР в плане вступления в открытую
борьбу с Германией - тогда или летом 1941 года? Ответ, кажется,
очевиден.

В объяснение решения Сталина в августе 1939 года ссылаются на
двусмысленное поведение Англии и Франции и на то, что эти западные
страны не оказали бы Советскому Союзу никакой реальной помощи в войне
против Германии. С этим не приходится спорить. Но ведь всё дело в том,
что они и в 1941 году не оказали такой помощи! С Францией всё ясно - она
была повержена Гитлером годом раньше, и её ресурсы питали теперь
вермахт (чего, кстати, ещё не было и не могло быть в 1939-м). Что
касается Англии, то как раз накануне вторжения в Россию Гитлер, как
считают многие историки, фактически заручился, через своего заместителя
Гесса, гарантиями невмешательства Англии в войну на Востоке. Во всяком
случае, Сталин всю войну верил в то, что, благодаря миссии Гесса, между
Англией и нацистской Германией существовал секретный сговор,
направленный против СССР. Спрашивается, чем же такая ситуация,
сложившаяся к лету 1941 года, была для Советского Союза лучше той, что
была в августе 1939 года?

Одним из мотивов, побудивших Сталина пойти на соглашение с Гитлером,
выставляют также незавершённость советско-японского конфликта на реке
Халхин-Гол. Мирное соглашение было подписано только 15 сентября 1939
года. Сталин мог опасаться войны на два фронта. Однако, хотя к 23
августа на Халхин-Голе ещё шли бои, их исход уже не вызывал сомнений -
настолько велико было превосходство советских войск. А после них Япония
вряд ли, при всём своём желании, могла продолжать конфликт. По данным
самих же японских историков, в ходе этих боёв потери японских войск
составили 73% первоначальной численности! (К.Е. Черевко, А.А. Кириченко.
Советско-японская война. Рассекреченные архивы. М., 2006) Так что если
бы Япония в тот момент не пошла на подписание мирного соглашения, то она
рисковала потерять всю Маньчжурию уже осенью 1939 года!

Справедливое возмущение двуличной политикой предвоенных Англии и
Франции, стремившихся вовлечь Советскую Россию в войну против Германии, а
самим остаться в стороне, не должно заслонять для наших патриотических
историков главного факта, отчётливо вырисовывающегося при анализе всех
изменений стратегического расклада, последовавших между 23 августа 1939 и
22 июня 1941 гг.: заключение германо-советского пакта о ненападении
оказалось важной дипломатической победой в большей степени Гитлера и
Риббентропа, чем Сталина и Молотова.

Главный мотив и главная ошибка Сталина в августе 1939 года
представляются очевидными. Главный мотив заключался в том, что Советский
Союз в это время не мог разгромить Германию. А только такая война и
имела бы смысл в глазах Сталина, чтобы её начинать - война ради полного
разгрома противника. Тогда, в августе 1939 г., он не предвидел, что
спустя два года ему придётся воевать с Германией уже ради сохранения
собственной страны.

Сталин считал, что сумеет лучше подготовить страну к
тотальной войне. Он не предвидел, что немецкие танковые дивизии будут
проходить до 100 км в сутки и тем самым поставят Советский Союз на грань
уничтожения.

100 км в сутки - не преувеличение. Об этом свидетельствует, например,
боевой путь 7-й танковой дивизии 39-го моторизованного корпуса 3-й
танковой группы в составе группы армий «Центр» в первые дни войны. Этот
путь чётко прослеживается на оперативных картах. Взаимодействуя с 20-й
танковой дивизией, она к исходу 22 июня достигла Алитуса и форсировала
Неман, пройдя с боями 60 км. В следующие два дня, 23-24 июня, действуя в
глубоком оперативном тылу советского Западного фронта, дивизия взяла
Вильнюс, достигла Молодечно и вечером 24 июня была уже к северо-востоку
от Минска. За двое суток она прошла более 200 км (если считать только по
прямой линии), сея панику и уничтожая тылы советских войск, нарушая их
управление и готовя крах нашего Западного фронта.

Этим умением немецкие войска в 1939 году ещё не обладали. Коль скоро
наши войска учились на собственных ошибках, то можно обоснованно
предположить, что цена этого учения в 1939-1940 гг. была бы не такой
высокой, какой она оказалась в 1941-1942 гг.

Главным же очевидным просчётом Сталина, надеявшегося на отсрочку,
стал неожиданно быстрый крах Франции летом 1940 года и завершение боевых
действий на западноевропейском сухопутном театре. Справедливости ради
необходимо сказать, что этот исход был неожиданным в то время для
многих, в том числе и в нацистском руководстве. Можно даже предполагать,
что, не прими германское командование плана прорыва через Арденны
(предложенного независимо друг от друга Гитлером и генералом
Манштейном), а следуй оно своему первоначальному плану, то
англо-французские войска в мае 1940 года избежали бы столь полного
разгрома, и война на Западе вполне могла затянуться.

Так что же? Автор утверждает, что договор 23 августа 1939 года был
серьёзной ошибкой, а то и «преступлением» (как доказывают некоторые)
советской внешней политики? Конечно, нет. Ко всем приведённым
рассуждениям полностью применима поговорка «всяк задним умом крепок». Об
обоснованности любого решения необходимо судить не по последствиям, а
по ситуации на момент принятия этого решения. Ситуация же была такова,
что не все перечисленные здесь последствия с неизбежностью вытекали из
советско-германского договора.

Исходя же из непосредственной пользы для Советского
Союза, решение Сталина было совершенно обоснованным и правильным. Но,
как мы показали выше, не единственно возможным.

И в свете произошедшего потом, в 1941-1942 гг., достойно сожаления
то, что Сталин не оказался настолько прозорлив, чтобы предвидеть всё,
что могло произойти. Мы вправе сожалеть о том, что он не пошёл на риск
войны с Германией осенью 1939 года. Об этом имеет смысл поразмыслить
сейчас, вспоминая 70-летней давности победу под Москвой. Есть основания
думать, что нацистский натиск на Восток мог быть остановлен раньше,
меньшими жертвами с нашей стороны и значительно западнее, чем это
произошло на самом деле.

В любом случае, нет никаких оснований утверждать, что пакт о
ненападении с Германией позволил Советскому Союзу летом 1941 года в
большем всеоружии встретить гитлеровскую агрессию, чем это было бы
возможно осенью 1939 года. Тем более, необоснованны суждения, будто этот
пакт обеспечил Советскому Союзу победу в неизбежно грядущей Великой
Отечественной войне. Восторженные оценки этого договора, полемически
заострённые против надуманной идеологической версии об «ответственности
СССР за развязывание Второй мировой войны», должны с течением времени
уступить место более спокойным и взвешенным оценкам последствий данного
события.











Миф о том, что под белокаменной "был сломан хребет немецкой армии"

Марк Аврутин 75 лет назад произошла битва, получившая впоследствии название "Разгром немцев под Москвой". Это название укоренилось, несмотря на свою абсурдность. Ведь якобы разгромленная немецкая армия, которая будто бы замёрзла, истекла кровью, исчерпала самоё себя и находилась уже на грани катастрофы, на самом деле не только уцелела, но в условиях голода и отсутствия зимней одежды, сохранила военную организацию и стабилизировала обстановку в районах прорыва.I.В разработанной немецким Генеральным штабом операции "Барбаросса" разгром СССР не мыслился без захвата Москвы - главного политического, культурного, военно-промышленного и коммуникационного центра страны. Однако, когда немецкие армии группы "Центр" подошли к Смоленску, и до Москвы оставалось 300 километров, Гитлер приостановил дальнейшее продвижение, поставив в качестве первостепенной задачи окружение и разгром советской группировки под Киевом. 22 августа 1941 года после пятинедельного ожидания под Смоленском, в течение которых немецкие дивизии стояли без движения, защищая свои позиции и неся бессмысленные потери, пока Гитлер пребывал в сомнениях, поступил, наконец, приказ: до наступления зимы овладеть Украиной и Крымом вместо захвата Москвы. Крыму Гитлер придавал особое значение, опасаясь, что он может быть использован в качестве авиабазы для нанесения ударов по нефтяным промыслам Румынии. Столь же разумными представляются и другие поставленные им перед армией задачи: овладеть промышленными и угледобывающими районами на реке Донец; на Кавказе - захватить нефтяные месторождения Каспия; на Севере - соединиться с финнами и изолировать Ленинград. Только вот возникает совершенно уместный вопрос: а куда же он смотрел, утверждая в декабре 1940 года план операции "Барбаросса". Тем не менее, приказ поступил и Гудериан, который ещё 4 июля 1941 года в личной беседе с Гитлером пытался добиться от него разрешения на взятие Москвы, вынужден был повернуть свои танковые группы на юг. Гудериан, которого поддерживали другие генералы, убеждал Гитлера, что встреча с главными силами Красной Армии произойдёт под Москвой, а после их разгрома все остальные регионы Cоветского Союза достанутся легче. Гитлер же мыслил по-другому, его артистическая натура каким-то непредсказуемым образом трансформировалась, и он представал то политиком бисмаркского масштаба, то стратегом, сравнимым с Наполеоном, а в данном случае - колониальным завоевателем. И мыслил он сообразно своей постоянно менявшейся сути, поэтому решения его, независимо от их результатов, оставались непонятными и часто казались иррациональными, причём, как ближайшему окружению, так и неприятелю. Вот и в этот раз  Сталин, и его Генеральный штаб продолжали верить, что главной целью немецкого наступления остаётся Москва. Поворот же Гудериана на юг представлялся им широкомасштабным охватывающим маневром. Ерёменко даже после войны в своих мемуарах утверждал, что Гудериан повернул на юг, так как не сумел прорвать оборону на Брянском фронте (командующим которого он в то время был). 14 сентября 1941 года в 200 км к востоку от Киева захлопнулась "ловушка". в которую попали 50 советских дивизий. Несмотря на яростное сопротивление окруженных армий, все они были полностью разгромлены. К 26 сентября грандиозная битва завершилась. После этого разгрома почти миллионной группировки советских войск Гитлер впервые пришел к убеждению о неспособности Красной Армии к сопротивлению. Впрочем, и решение начать войну основывалось на этом же предположении, которое теперь сменилось убеждением. Однако убеждение это оказалось поверхностным и глубоко ошибочным, а потому повлекло за собой весьма трагические последствия. Но проявились они гораздо позднее, пока же Гитлер решил воспользоваться растерянностью, вновь охватившей высшее руководство Советского Союза, и приказал уже в последний день битвы за Киев возобновить наступление на Москву.Разработанный немецким Генеральным штабом план предусматривал обход главных сил Красной Армии на подступах к Москве. В этом тщательно выверенном плане преднамеренно игнорировалось одно важнейшее обстоятельство - подходящее время года для ведения активных боевых операций в России уже прошло. Однако Гитлер решил рискнуть, и первый этап выполнения этого плана действительно завершился разгромом двух армейских группировок на Центральном фронте, предназначавшихся для защиты Москвы. 5 октября 1941 года Гудериан, после нанесения мощного удара с юго-западного направления по войскам Еременко (которые он якобы трусливо обошёл в августе), вышел им в тыл и, повернув на Брянск, окружил три армии Брянского фронта. Двумя днями позже, 7 октября, были окружены ещё шесть армий Тимошенко в районе Вязьмы. Так почти одновременно рухнули Брянский и Западный фронты - "щит и меч" Москвы. Наступил момент для начала второй фазы операции, предусматривавшей удар по Москве с последующим её захватом или окружением. 9 октября немцы в прессе и по радио раструбили о "потрясающем успехе". И действительно все пути на Москву, казалось, были открыты. Однако в ночь с 6 на 7 октября выпал снег, и, хотя к утру снег растаял, дороги превратились в непролазную грязь. Немцам приходилось тащить мотоциклы волоком по раскисшим дорогам. Резко ухудшилось снабжение войск: топливо не приходило, баки пустели, и продвижение в результате резко затормозилось.Тем временем советское командование из остатков Западного фронта, придав ему Резервный фронт, создало новый Западный фронт, назначив его командующим Жукова. (Еременко, выбранный Сталиным на роль спасителя Отечества, раненым был вывезен на самолёте из-под Брянска). Костяком новой советской обороны под Москвой стали прибывавшие с Дальнего Востока дивизии. Впервые немцы столкнулись с ними под Бородиным: хорошо экипированные, не прошедшие через горнило летних разгромов, они не поддавались панике и без ожесточённого сопротивления не сдавали ни пяди земли. Там же, под Бородиным, 14 октября немцы испытали на себе массированное применение уже целых дивизионов ракетных миномётов "Катюша". Обработанные с их помощью участки местности превращались в выжженную землю. Немцы несли большие потери, но продолжали двигаться, хотя иногда скорость продвижения падала до 1,5 километров в день. 19 октября 1941 года пал Можайск, до Москвы оставалось 100 километров.Всей этой ситуации, связанной с возможностью использовать дальневосточные дивизии, возникшей якобы благодаря донесению Зорге о принятом японцами решении напасть на Америку, придаётся явно преувеличенное значение. Японцы, принимая решение о нападении на Америку, руководствовались, видите ли, своими собственными, а не союзническими интересами. Но ведь совершенно ясно, что это решение принималось не в декабре (хотя ещё и в первых числах декабря Гальдер утверждал, что у русских не осталось больше сил для сопротивления) и даже не в ноябре, а ещё раньше, когда немцы уже на весь мир фактически объявили о своей победе. К тому же, Япония, принимая решение, ставшее судьбоносным, с одной стороны, не ощущала потребности в выполнении союзнических обязательств по отношению к Германии, а с другой стороны, была связана с Советским Союзом договором о нейтралитете. Наверное, и память о разгроме при Халкин-Голле сыграла какую-то роль. И вовсе не Зорге поверил Сталин, а собственной прозорливости, благодаря которой, как ему казалось, удалось связать Японию этим договором.Гудериан, танковая армия которого практически прекратила продвижение под Тулой, не мог смириться с поражением от сил природы. Он создал авангардное подразделение, включив в него лучшее из того, что у него оставалось, и приказал, нигде не останавливаясь, взять Тулу. Однако и атака на Тулу 30 октября из-за сильного сопротивления русских и недостаточности сил у немцев застопорилась. Попытка с ходу овладеть городом провалилась. Войска остановились в 5 километрах от Тулы. Наступление на Москву повсеместно теряло темп. Но не столько немецкий солдат спасовал перед российской осенней распутицей, сколько немецкая техника оказалась не совместимой с русскими условиями по всему фронту. Как ни странно, но не столько "для немца стало смертью то, что для русского было хорошо". сколько для немецкой техники. И не только осенью, но и в июльскую жару она "задыхалась" от пыли, перегревалась и её заклинивало; а в русскую зимнюю стужу, она вся промерзала насквозь, включая стрелки компасов и оптические прицелы.Когда непроходимыми стали не только раскисшие лесные тропы и заболоченные участки, но и на, так называемых, русских шоссе грязь прилипала к ногам, копытам и колёсам, когда танки сползали на обочину, командующий группой армий "Центр" генерал-фельдмаршал фон Бок приказал войскам остановиться и ждать, пока земля затвердеет. Немцы с нетерпением стали ждать, когда подморозит. Мороз ударил в ночь с 6 на 7 ноября. Внезапно наступила зима. Грязь сковало, засуетились снабженцы, днём и ночью подвозя топливо, боеприпасы, продовольствие, запчасти. Начало поступать зимнее обмундирование, хотя и в недостающем количестве. Наспех отремонтированные танки стали возвращаться в строй. Появилась надежда, что Москву всё-таки удастся взять. 13 ноября в Оршу прибыл начальник Генштаба сухопутных войск  Гальдер и провёл совещание с начальниками штабов всех армий на Восточном фронте. Им предстояло дать ответ на вопрос, что делать в условиях наступившей зимы - продолжать ли наступление, или ждать весны. О возможности зимнего контрнаступления русских никто в ставке Гитлера даже не думал, считая Красную Армию уже полностью разгромленной. Последний удар по уже едва стоящему на ногах "красному колоссу". как некоторым казалось, можно будет нанести и весной. Но генералы, которые так рьяно доказывали Гитлеру, что главной целью всей восточной кампании является только захват Москвы, не смогли теперь, когда фюрер, наконец, сдался им, сказать: нет, мы не сумеем взять Москву из-за зимних холодов. Они хотели продолжать наступление, считая, что смогут взять Москву. Были и такие, кто не разделял этого оптимизма, но и они понимали, что продолжение наступления было лучшей альтернативой по сравнению с ожиданием в полевых условиях прихода весны. В итоге верх взяла точка зрения сторонников возобновления наступления на Москву.Общее наступление было назначено на 19 ноября. В то время как в ставке Гитлера крепло убеждение, что "русские находятся при последнем издыхании". советское Верховное Главнокомандование стягивало в район Москвы свои стратегические резервы. Аналитики немецкого Генштаба недооценили мобилизационную способность СССР. Сталин пошёл на всё, чтобы защитить столицу: мобилизовал все людские и материальные резервы для обороны Москвы; перебросил под Москву войска с дальневосточных границ. Гитлер даже не предусмотрел такую ситуацию, и позднее он обвинил японскую разведку в том, что она "проворонила" момент, когда советское командование оголило свои границы. Но японская разведка была введена в заблуждение, так как граница не оголилась, - просто место перебрасываемых на Запад дивизий тут же занимали дивизии, укомплектованные из призывников.Немецкое командование ожидало встретить под Москвой лишь рабочее ополчение, а столкнулось с частями Красной Армии, которые по численности опять превосходили немецкие части. Однако вплоть до начала декабря немцы пребывали в полном неведении относительно сконцентрированных под Москвой советских войск, о чём можем судить по высказыванию Гальдера  от 2 декабря 1941 года: "… у русских не осталось больше свежих сил, чтобы продолжать бои…". Произошло это, по-видимому, по той причине, что советские ВВС ещё в 20-х числах октября практически полностью очистили небо над Москвой от самолётов люфтваффе. Последний налёт на Москву был осуществлён в ночь с 24 на 25 октября силами всего восьми машин. Таким образом, к декабрю 1941 года был вновь достигнут численный перевес советских войск и на земле, и в воздухе.Тем не менее, немцы, утопая в снегу, задыхаясь на колючем ветру, медленно продвигались вперед. 23 ноября они вышли к реке Истра и Истринскому водохранилищу, из которого питьевая вода поступала в Москву. По какой-то причине плотину не взорвали. Немецкие саперы извлекли из её конструкции более 1000 мин. Отчаянное сопротивление сибирских полков не смогло сдержать немецкого наступления. 26 ноября начался штурм города Истра. Маньчжурские части из Хабаровска, которые защищали Истру, в плен не сдавались. 27 ноября им на помощь пришла авиация. Безостановочно нанося бомбовые удары, советские ВВС не оставили в городе ни одной крыши. Немцев это не смогло остановить и 28 ноября они находились уже на расстоянии 30 км от Кремля. Температура опустилась до -32°С. Солдаты без овчинных тулупов и меховых шапок ночевали под открытым небом, почти у всех были отморожены пальцы на ногах, руки в тонких перчатках переставали гнуться. Но движение ещё продолжалось. 30 ноября немецкий авангард вышел к Химкам, расположенным в 8 километрах от окраины Москвы. Но ближе подойти к Москве немцам уже не удалось. Весть о том, что немцы  в Химках, потрясла Верховное Главнокомандование, но на этот раз не парализовала его волю. Мобилизация продолжалась. Управление войсками не было утрачено. Непрерывно прибывавшие в Москву дивизии, эшелон за эшелоном, тут же направлялись на передовую. Людские резервы казались неисчерпаемыми. Москву удалось превратить в идеальный распределительный пункт. В течение часа батальоны перебрасывались с одной окраины города на другую, максимально используя преимущества ведения боёв на внутренних операционных линиях. Для перевозки были задействованы все имевшиеся в городе транспортные средства: такси и частные автомобили, фургоны и автобусы. Наличие резервов, гибкая тактика введения их в бой позволили советскому командованию остановить головные части немецкого наступления. У немцев не хватало боеприпасов и оружия, топлива для бронетехники и продовольствия для солдат, отсутствовали медикаменты для оказания помощи обмороженным. Командованию становилось ясно, что дальнейшее продвижение к Москве невозможно. Солдаты одновременно стонали от холода и плакали от злости и беспомощности: "находясь на расстоянии полёта камня от своей цели, они не смогли её достигнуть". В ночь с 5 на 6 декабря передовые немецкие дивизии получили приказ приостановить наступление.II.В то же самое время Гудериан под Тулой осознал, что его войска уже не имеют сил вести наступление, и ему пришлось даже впервые за время войны отступить. Он приказал отвести передовые части на оборонительные позиции. Это стало дурным предзнаменованием для всей немецкой армии и лично для Гудериана в том числе. И в тот же день, когда захлебнулось немецкое наступление на Москву, началось советское контрнаступление. До сих пор продолжает существовать созданный советскими историками миф о разгроме немцев под Москвой. По аналогии с войной 1812 года, именно начиная с битвы под Москвой, войну 1941-45 годов стали называть Отечественной. Однако никакой аналогии не было: ни между Наполеоном и Гитлером, ни в ещё большей степени - между Кутузовым и сталинскими генералами. Авторам, которым не хватило сил противостоять искушению увидеть в событиях под Москвой зимой 1941-42 года проявление чуда, следовало бы уж тогда считать чудом то, что немцам удалось выстоять и тем самым избежать участи наполеоновской армии. Теперь настал черёд немцев -  начавшееся советское наступление застало их врасплох. Для создания активной обороны немцам приходилось задействовать буквально весь свой наличный состав независимо от его специализации и боевой подготовки. Например, северную окраину города Клин защищали барабанщики военного оркестра под командованием своего дирижёра. Конечно, не только по этой причине, но Клин пришлось сдать. Немецкие войска здесь отступили, но избежали окружения и разгрома. Советским войскам удалось лишь "расплющить" танковое остриё, нацеленное на Москву с севера и создававшее смертельную угрозу столице. На юге тоже, благодаря проницательности Гудериана, который успел своевременно отвести свои войска, опередив советское наступление, удалось избежать окружения. Затем весь правый фланг центрального фронта был отодвинут на 40 километров. При этом в приказе об отступлении говорилось, в частности: "…при необходимости оставлять технику, спасая только личный состав…". Трудно себе представить что-либо подобное в приказах советского командования, которое было приучено, не только технику, но и лошадей ценить больше, чем солдат.Гитлер был преисполнен фанатичной решимости драться. При первом же упоминании об отступлении он взорвался и отдал приказ держаться любой ценой, оказывая яростное сопротивление. Он принял руководство Вермахтом на себя и, не раздумывая, отстранил от командования 35 генералов, в том числе и таких выдающихся, как Гудериан, фельдмаршал фон Лееб, Рундштедт, Хёпнер и др. При этом Гудериана он упрекал в чрезмерной жалости к солдатам (кого Сталин мог бы обвинить в подобном?). Однако пострадавшие генералы к тому времени уже успели выпрямить фронт, сократив за счёт этого его протяжённость, что облегчило возможность его удержать. Конечно же,  и столь активное вмешательство Гитлера,  несомненно, сыграло огромную роль. Его жёсткий и бескомпромиссный приказ держаться любой ценой  способствовал тому, что в декабре 1941 года под Москвой немцам удалось не только избежать катастрофы, но и создать предпосылки для успешной весенне-летней кампании 1942 года. Но и стойкость, самопожертвование, проявленные тогда немецкими солдатами, о чём всегда старалась умалчивать советская историография, просто поражают. Лёжа в глубоких сугробах в коротких шинелях и тонких перчатках, они отражали бесчисленные атаки. Советские историки в качестве основной причины, по которой зимой 1941-42 года советским войскам не удалось разгромить группу армий "Центр". ссылаются обычно на распыление сил, отсутствие их концентрации на каком-либо участке. Это не соответствует действительности и представляет собой просто грубую ложь. Например, в районе Ржева, который был выбран в качестве ключевого пункта, места соединения армий Жукова и Конева в тылу немецкой группы армий "Центр". было создано десятикратное превосходство советских войск. Совершенно потрясающим по своим масштабам было организованное советским командованием наступление на льду озера Ильмень с целью захвата Старой Руссы. Немцам никогда, ни в бою, ни на маневрах не доводилось видеть ничего подобного: грузовые планеры и транспортные самолёты высаживали лыжников; снегоочистители расчищали путь танкам и пехоте, десанты перевозились на аэросанях. Стремясь прорваться в тыл немецким частям, четыре советские армии атаковали восьмидесятикилометровый участок, обороняемый лишь одной немецкой дивизией.Самый опасный момент для немцев возник в результате прорыва армии Ерёменко в районе Торопца в стыке между группами армий "Центр" и "Север". после чего перестал существовать единый фронт немецкой обороны. Кроме того, в Торопце находились огромные запасы продовольствия для снабжения группы армий "Центр". Однако выполнить стратегическую задачу -  совместно с двумя другими армиями окружить немцев под Витебском - 4-ая армия Ерёменко не смогла. Таким образом, опасный удар против группы армий "Центр" не принёс ожидаемого результата. Клинья советского охвата обломались о немецкую оборону. Закончилось провалом и наступление советских войск в районе Сычёвки, предпринятое в январе 1942 года с целью захвата контроля над железнодорожной магистралью Ржев - Сычёвка - Вязьма, служившей дорогой жизни для всей группы армий "Центр". по которой поступали все необходимые грузы и подкрепления. Смертельная опасность, угрожавшая немцам с севера, была не только устранена, но благодаря таланту Моделя удалось окружить девять советских дивизий между Сычёвкой и излучиной Волги, тем самым переломив весь ход событий зимней кампании на центральном фронте. К этим нескольким эпизодам, иллюстрирующим положение, в котором оказалась немецкая армия в результате зимнего контрнаступления советских войск, начатого под Москвой в декабре 1941 года, хотелось бы ещё добавить оборону крепости Холм и создание воздушного моста на Валдайской возвышенности. Пятитысячный гарнизон города-крепости Холм оказался полностью окружённым советскими танками и в течение трёх месяцев снабжался по воздуху. Особенность крепости состояла в отсутствии там артиллерии, которая располагалась вне крепости на расстоянии 10 километров от неё. В крепости же находились артиллерийские наблюдатели, которые управляли заградительным огнём, не прекращавшимся ни днём, ни ночью. Точность управления огнём батарей была столь высока, что удавалось подбивать советские танки. Крепость Холм, а также некоторые другие опорные пункты к югу от озера Ильмень, немцы удерживали до 1944 года.Зимой 1942 года впервые в военной истории шесть немецких дивизий, сто тысяч человек, попавших в "котёл" в районе Демянска, снабжались всем необходимым по воздуху. Первый воздушный мост обслуживали 500 транспортных самолётов люфтваффе, которые совершали по 100-150 вылетов ежедневно с двух наскоро оборудованных аэродромов. В конце марта 1942 года при температуре -30°С, когда болота были твёрдыми, как гранит, началась операция по деблокированию дивизий в Демянском котле. Но уже через несколько дней наступила оттепель, и температура подскочила до 0°С.  Всё вокруг раскисло и превратилось в сплошную грязь. Несмотря на это, операция продолжилась и успешно завершилась 21 апреля 1942 года, когда дивизии вновь влились в состав непрерывного фронта.Как можно после всего этого утверждать, что под Москвой был "сломан хребет немецкой армии, она замёрзла, истекла кровью, исчерпала самоё себя"? Мы видим даже по этим нескольким примерам, что не победил немецкую армию "генерал Мороз". Немцам, находившимся на грани катастрофы зимой 1941-42 года, в условиях голода и отсутствия зимней одежды, удалось уцелеть, сохранить военную организацию и стабилизировать обстановку в районах прорыва. Всё это опровергает с детства нам знакомое утверждение о разгроме немцев под Москвой.Принято считать, что основной причиной неудачи, постигшей немецкое наступление осенью-зимой 1941 года, стала рано наступившая и необыкновенно суровая зима, к которой немецкая армия была абсолютно не подготовлена. Да, она была вся не готова к 30-50 градусным морозам - ни солдаты, ни техника. Но она и не готовилась к зимней войне. Но не в этом проявилась недальновидность немецкого Генштаба, который лишь исполнял волю Гитлера, запретившего вести подготовку к зимней войне. Недальновидность Генштаба проявилась в том, что в ещё большей степени немцы оказались не готовы к встрече с крупными силами Красной Армии, которую немцы считали уже окончательно разгромленной. Резкое ухудшение погодных условий сбило темп немецкого наступления и позволило советскому командованию стянуть в район Москвы такие воинские формирования, о наличии которых немцы даже не предполагали. Ещё в середине октября немцы пришли к выводу, что сопротивление русских окончательно сломлено. Поэтому, когда скорость продвижения по раскисшим от непогоды дорогам стала падать, это не сильно их напугало. Более того, к концу октября они позволили себе вообще остановиться. И считается, что это произошло только по одной причине - из-за непроходимости дорог. Но ведь вполне очевидным является и наличие второй причины - уверенность в полном отсутствии у Красной Армии сил к дальнейшему сопротивлению, из-за чего немцы позволили себе расслабиться.Что же касается русских дорог, то они всегда, в любое время года были и остались труднопроходимы: в июле облака пыли становились злейшими врагами для двигателей; в августе уже начались дожди, из-за которых дороги превратились в кашу, а в октябре - тем более. И всё-таки, когда нужно было, немцы отчаянно продирались через грязь и тащили за собой волоком технику. Такова солдатская доля - была, есть и будет. А тут немцы встали, и пока они стояли, то есть пока именно войска стояли, а не "пока стояла грязь". как пишут историки, советское командование стянуло стратегические резервы. "Основу этих резервов составляли сибирские дивизии". - читаем мы во всех книгах о войне. Но ведь почти то же самое, что произошло под Москвой, чуть раньше случилось и под Ростовом, где никаких сибирских дивизий не было. Именно там, под Ростовом, немцам впервые пришлось отступить ещё 1 декабря 1941 года, причём, с разрешения Гитлера, осознавшего необходимость такого шага. 24 октября немцы овладели Харьковом, затем повсеместно началась осенняя распутица и немецкая армия встала, боевые операции прекратились. А советское командование отмобилизовывало  все новые и новые армии, концентрируя их на критических направлениях, в том числе, и под Ростовом. Таким образом, вовсе не сибирские, точнее дальневосточные, дивизии и не японцы, и не Зорге сыграли решающую роль, а "неисчерпаемые" людские резервы Советского Союза и способность советского режима оперативно их задействовать и безжалостно расходовать. И ещё, конечно, огромную роль сыграли военные поставки союзников, особенно осенью - зимой 1941 года, позволившие эту новую армию вооружить. Множество же отдельных факторов - от сибирских дивизий Красной Армии до отсутствия зимней одежды  у немецкой армии - представляются мне второстепенными, но прочно вошедшими в миф о Великой войне, с целью отвлечения внимания как раз от главных факторов. Конечно, суровая зима 1941-42 года, когда температура местами опускалась до -52°С, чего никогда не было прежде, стала помехой в гораздо большей степени для немцев, чем для Красной Армии. Чтобы её одеть, не нужно было "резать баранов" - на её складах всегда была зимняя одежда, и она, в основном, сохранилась, ибо армия, которую разгромили, была одета в летнюю одежду. Незначительные потери были восполнены благодаря поставке из Америки миллионов метров тканей. Но и здесь главным является наличие солдат, которых нужно одеть и вооружить, а не сами одежда и оружие. К тому же гораздо больше говорят о декабре 1941 года, когда немцам пришлось отступать, чем о январе 1942 года, когда немцы не только стойко держали оборону и успешно переходили в контрнаступление. Так, что в январе сильно потеплело? Или всю немецкую армию на Восточном фронте одели в тулупы и валенки по примеру сибирских дивизий? Нет, массовый забой баранов так и не начался, и зимней одежды по-прежнему не хватало даже офицерам, и в баню немецких солдат не стали регулярно водить в целях борьбы со вшами, и вообще, в этом отношении зимой 1942 года ничего не изменилось по сравнению с зимой 1941 года. Но изменился психологический настрой. И те же самые измотанные немецкие части, которые не смогли в начале декабря 1941 года нанести решающий удар по "шатавшемуся красному Колоссу". и застыли на месте, "точно примёрзнув к окаменевшей земле". уже в конце декабря под Ржевом сдерживали атаки вдесятеро превосходивших советских войск. В середине же января Модель уже перехватил инициативу и окружил девять советских дивизий между Сычёвкой и излучиной Волги.А Япония сыграла роль светофора, позволив Америке вступить в войну с соблюдением всех принятых там норм демократии. За решением о вступлении Америки в войну началось такое финансирование строительства американской армии, которое в кратчайшие сроки превратило США в крупнейшую в мире военную державу. Это, в свою очередь, совершенно естественным образом послужило поводом для создания мифа о предопределённости исхода войны после вступления в неё Америки.На самом же деле никакой определённости не было и не могло быть. Если бы Советский Союз "рухнул" в 1941 году или чуть позже, война, скорее всего, закончилась бы мирным договором Германии с союзниками, ибо ни Рузвельт, ни Черчилль не пошли бы на то, чтобы бросать в мясорубку войны миллионы своих граждан. В то время на это были способны лишь два человека: Сталин и Гитлер. Американцы же отказались даже от участия во взятии Берлина, чтобы избежать лишних жертв.Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:Мустафа Эдильбиев, «Русский реваншизм на Украине и «Гибридная «Барбаросса против Европы Русскоое гибридное know – howКогда автор этих строк в 2010г. опубликовал статью под заголовком «русско-украинский фронт, прогнозируя о готовящемся русскими блицкриге на Украине, на него посыпались от читателей из числа «лиц русской и украинской национальностей обвинения…войну в Украине с «единоверным и елинославянским народом никто не хотел принимать. При этом в 2008г.?18 Июня 2018Как создается исторический миф. В тему и в продолжение концептуального взгляда на русскую историю историка Панасенкова.
С удивлением, хотя и не очень большим, прочитал в «Кругозоре статью историка Евгения Панасенкова (Россия) о периоде, который в традиционной русской историографии называют Отечественной войной 1812 года.16 Июня 2018